Домой Развлечения Рассказ дальнобойщика

Рассказ дальнобойщика

39

У многих, наверное, могло создаться ощущение, что сейчас идет какое-то другое время, более технологичное и современное. Когда я к родственникам в Москву приезжаю, мне тоже так кажется. Даже вот в родном Екатеринбурге все более-менее по уму сделано.
Но я знаю яму в Мурманской области — на трассе Р-21, я на ней очень сильно пробил подвеску еще в нулевых, просидел там неделю, костер жег, грелся, поэтому те места хорошо запомнил. В прошлом году ездил туда же, видел — яма жива. Ее раз в пять лет худо-бедно заделывают, потом она снова расползается.
Бывало, едешь где-нибудь в глубинке, слушаешь музыку по Bluetooth, блогеры рассказывают про новые смартфоны, технологии распознавания лиц, еще что-то. И тут на дорогу выскакивает дед Володя, ему 86 лет. Машет руками, пытается меня затормозить — то есть делает ровно то же, что и десять лет назад, когда мы с ним познакомились. Живет ровно в том же самом разваливающимся доме на обочине, слушает Юрия Антонова, работает на соседней лесопилке, ничего не изменилось. И так по всей России — никаких изменений.

Взаимопомощь дальнобойщиков — миф
Насчет взаимопомощи и братства дальнобойщиков — это больше миф, чем правда. Может, когда-то так и было, в советские годы, но я не застал.
Как-то недавно мне нужен был насос, встал на трассе, сделал запрос по рации. Так что ты думаешь — вдруг сразу человек у пяти оказалось, что нет никакого насоса в машине. Без него ездят, ага!
Как анекдоты травить по рации, это такое очень крепкое братство, а на деле далеко не все готовы даже просто тормознуть ради тебя на дороге. Правда, многие боятся останавливаться, потому что это может быть ловушкой. Тут согласен, бывает всякое.
Однажды остановился у «газели» со спущенным колесом, а там вместо несчастного водилы еще четверо парней, еле ноги унес.
Девушки на дороге
Девчонок на трассе стало просто очень много по сравнению с 2000-ми годами. Причем русских довольно мало, много приезжих из Киргизии, Казахстана, Молдавии.
Я в Якутии как-то встретил проститутку из Таджикистана, очень, кстати, милая девушка.
Я, хоть и разведен (и вообще и не обременен никакими отношениями), стараюсь на дороге никого не брать — вот на финише да, можно позволить себе расслабиться. Во-первых, это опасно — есть, например, клофелинщицы. Да и просто встречаются женщины на трассе, которые связаны с организованными преступниками.
У моего друга однажды с помощью девицы увели здоровенный тягач MAN (и за ночь его по деталям разобрали).
А еще, если в 90-е мы не думали про свое здоровье, то сегодня все известно. Да и пример знакомых характерен.
Один мой знакомый водитель заразился СПИД-ом именно после секса где-то на дороге в Архангельской области.
Вообще — в каждом придорожном отеле есть развитая сеть «отдыха» для водителей. И я вот чего не пойму: если все это все равно существует (и никто с этим не борется, чего уж скрывать), то почему бы не легализовать всех этих девушек? Всем бы так безопаснее было.
Безопасность
Повсеместная безопасность, как я уже сказал, не наступила. Конечно, сейчас не такое количество бандитов, как в 90-е годы, но в некоторые районы лучше не ездить.
Я, например, не беру рейсы в Челябинскую, Самарскую области. Неспокойно в Мурманской и Архангельской. Там мало того что устаешь за рулем, еще постоянно приходится дергаться, нервничать, думать: а что это за машина за тобой следует, почему так долго. Сломаешься где-нибудь на трассе и сидишь целую ночь, трясешься.
Что конкретно бывает?
Как-то я спал, в кабину ворвались трое парней — разбили стекло, открыли дверь, сломали мне три ребра, сильно отдубасили. Забрали, правда, какую-то мелочь, навигатор, еще что-то. Ценные вещи и деньги я, конечно, прячу, так просто их не найдешь.
Вообще случаев много.
Моему знакомому ночью на стоянке порезали тент, повыкидывали часть груза — листы утеплителя.
Как-то днем я стоял на трассе и проснулся от стука в окно. Смотрю, а там человек шесть мужиков — пьяные, но на ногах стоят твердо. У одного был нож, я не стал пререкаться, отдал им какую-то небольшую сумму.
В целом лучше расстаться с чем-то незначительным, чем вступать в конфликт, — даже если честь свою ты защитишь, то могут попортить машину, а это большие деньги.
Те, кто нападает на нас, дальнобойщиков, — это в основном деревенская молодежь (подогретая алкоголем), они таким образом удовлетворяют свою тягу к опасности и деньги зарабатывают. Плюс процветают, конечно, организованные профессиональные группы, которые регулярно работают на трассах — в той же, как я говорил, Челябинской области.
Очень много проблем бывает у водителей, которые стараются сэкономить (сам так попадал несколько раз): к примеру, выделяют ему денег на нормальную охраняемую парковку, а он спит на дикой (потом покупает чек, отчитывается, что ночевал как положено). В итоге его и грабят. Хотя и охраняемая парковка не панацея, напасть могут где угодно на самом деле.
Всегда готов?
Я охотник, одно время возил с собой «Сайгу» и как-то даже пытался ею воспользоваться.
Услышал по рации, что у моего знакомого проблемы, тормознул, вышел, а там стоит приятель в окружении крепких парней — они ему дорогу перегородили старой Audi и что-то вещают. И так ситуация сложилась, что мне уже скоро вроде бы стрелять надо на поражение, а я даже направить на человека ствол не могу, очень сложно это оказалось. Хорошо, тогда еще наши подъехали, как-то все решилось чудом.
Очень правильно говорят: достал ствол — будь готов выстрелить. Иначе потом тебе твое же ружье засунут в одно место.
Короче, я оружие с собой теперь не вожу, держу всегда какую-то мелочь в бардачке и кошельке, которую не жалко отдать.
«Платон», но не тот
Эта система сбора денег, «Платон» [российская система взимания платы с грузовиков, имеющих разрешённую максимальную массу свыше 12 тонн], действительно сильно ударила по частным перевозчикам, многих моих знакомых буквально разорила.
Знаю взрослых мужиков, которые просто ушли из профессии: один сейчас уехал к себе в Абхазию, пытается туристами заниматься, другой куда-то на склад устроился.
В какой-то момент многие мои друзья остались в буквальном смысле слова без средств к существованию. Мужику 45 лет, ну куда он пойдет? На мой взгляд, если уж вводить какой-то закон, надо подумать о том, как будут жить люди, которые от него зависят.
Я последние годы тружусь в большой компании, поэтому меня все это не слишком коснулось, выплаты за рейс не упали. Хотя система, даже сейчас, еще не заработала в полной мере.
Многие водители в отдаленных областях ездят без всякого «Платона», ну и ничего. Рамки и камеры контроля есть пока только в развитых районах, их стараются объезжать, закрывают номера, отключают «Платон», много есть ухищрений… И с маршрутными картами научились кое-как мутить. Все-таки «Платон» — компьютерная система, которую можно стараться обойти. Но все это, конечно, ненадежно — прижать могут в любой момент. На мой взгляд, в некоторых местах страны на «Платон» будут закрывать глаза — есть огромные территории, где дополнительный побор просто-напросто уничтожит какие-то важные маршруты перевозок. Например, на Севере много продуктов по отдаленным поселкам и деревням везут частные водители, которые не состоят ни в каких больших компаниях. Для организации это не бизнес — хлеб с подсолнечным маслом старухам возить. Много не заработаешь. Вот этим и занимаются частники, получают чуть-чуть совсем. А если ты на такого повесишь еще и «Платон», то ехать ему будет совсем невыгодно.
Я несколько раз делал такие рейсы — ты привез хлеб, мыло, какую-то ерунду, и тут выходят пожилые люди, кидаются на тебя, как на спасителя. Словно ты не водила в пластмассовых шлепанцах, небритый, с красными глазами, а Супермен.

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: