Домой Развлечения Программист на больничном

Программист на больничном

42

— Куды? — грозно спросила бабка, встав спиной к двери.
— Куды надо. — передразнил неопрятный парень, с красными глазами, взъерошенными волосами и в черной футболке с надписью «Король и Шут».
— Ну-ка, не пущай его! — встала со скамейки другая бабка. — Ишь, вумные, без очереди лезут! Мы тут с шости утра стоим!
— Не стоите, а сидите. — ответил парень. — Дайте пройти, я по делу.
— Знаем мы, по какому ты делу! — вступила симпатичная девушка лет тридцати. — Только спросить?
— Да что с вами такое, а? — возмутился парень. — Работаю я здесь! Я — программист!
— Давай, рассказывай. — улыбнулась девушка. — А халат где?
— На портянки пустил. — в тон ответил парень. — Дайте пройти.
— Не пущу! — бабка у двери, похоже, не все слова поняла. — Хоть программист, хоть анархист, не пущу!
— Слушай, бабка… — заговорщицким тоном сказал парень, наклонившись поближе к слуховому аппарату. — Я щас до интернета дойду, и талон твой аннулирую. Пусти, говорю!

Дверь за бабкой попыталась открыться, но уткнулась в костлявую спину.
— Мадам, в сторону, там кто-то выйти пытается. — улыбнулся парень.
— Ой, а я… — бабка поспешно посторонилась.
Из двери выглянул врач — молодой парень, в очках, лысый, с татуировкой на шее. Рукава халата были закатаны, и предплечья тоже были в татухах.
— Свят, свят… — попятилась назад бабка.
— Что вы тут устроили? — закричал врач. — Я вот сейчас как устрою кварцевание на полчаса, попляшете у меня! Руслан, заходи!
— А вы можете побыстрее принимать? — крикнула вслед закрывающейся двери девушка, но ее никто не услышал. — По полчаса принимают, кошмар…
В кабинете никого, кроме врача и программиста, не было.
— Что тут у тебя, Вась? — спросил Руслан, усаживаясь за стол, на котором стоял компьютер.
— Да зависла, тварь, система эта долбанная. — Василий был очень раздражен. — Напридумывали говна какого-то, бездари, зла не хватает.
— Ну, систему нам из министерства назначили. — пожал плечами программист. — Ща починим, не ори.
Через несколько минут Руслан закончил. Помог старый дедовский метод — профилактическая перезагрузка.
— Готово. А чего не принимаешь? — спросил Руслан, вставая со стула.
— А смысл? — устало сказал врач. — Сейчас правила такие — надо сразу, на приеме, вбивать данные, иначе вздуют потом. Не больница, а дерьмо собачье. Скоро все врачи разбегутся, надоело себя идиотом чувствовать. Не с пациентом общаешься, а данные вколачиваешь, как крыса офисная какая-нибудь.
— Давай я повбиваю. — пожал плечами Руслан.
— В смысле? — удивился врач. — Серьезно?
— Ну там сложное что-то?
— Да какое там… — махнул Вася рукой. — Одно и то же, каждый раз, по каждому пациенту. Как родился, где учился, стул твердый или нет, достало уже…
— Ну давай, мне один хрен заняться нечем.
— Следующий! — громко крикнул врач.
В дверь быстро вбежала давешняя бабка. Увидев Руслана, остановилась, как вкопанная.
— А ентот, антихрист, чего тут делает? — показала она костлявым пальцем на программиста.
— Это, бабуля, представитель пенсионного фонда. — успокоительно сказал врач. — Пришел с инспекцией, проверяет, как мы, сатрапы изуверские, с пожилыми людьми обращаемся.
— Ага! — обрадовалась бабка. — Все ироды в одном месте собрались! Ну я вам чичас…
— Раздевайтесь! — строго сказал врач.
— Твою мать… — сконфузился Руслан, и, как мог, поближе прильнул к монитору, чтобы не видеть разворачивающегося — действа и серой вязаной бабкиной кофты.
Через час, когда вышел очередной пациент, вдруг стало очень тихо. В дверь никто не заходил, и даже не заглядывал. Врач выглянул в коридор, повертел головой в разные стороны, цокнул языком и вернулся в кабинет.
— Рассосались. — пожал он плечами. — До конца смены еще два часа, чем заняться-то?
— Ну и работка у вас. — встал со стула Руслан. — Какой только фигни не наслушаешься.
— А мне понравилось. — улыбнулся врач. — Представляешь? Первый раз, наверное, понравилось. Почувствовал себя врачом, а не машинисткой. Угораздило же в терапевты пойти… Слушай, может ты и завтра придешь?
— Данные вбивать? Нет уж, увольте. У вас тут системные проблемы, а не врачебные.
— Ладно, не ной. Куда двинешь?
— К себе.
Руслан вышел в коридор, и обомлел от дисбаланса. В кабинет Василия не было ни одного пациента, зато в остальные, мать честная… Немного подумав, вернулся обратно.
— Давай остальных тоже примем? — предложил он. — Так же можно?
— Можно. — пожал плечами врач. — Только нафига?
— В рамках эксперимента.
— Ну иди, обрадуй толпу. — улыбнулся Вася.
Руслан улыбнулся в ответ, высунулся в дверь и громко крикнул: «Свободная касса!». Ожидаемой реакции не последовало, только люди стали пугливо озираться на небритую, с всклокоченными волосами, орущую морду.
— Граждане, подходим, не стесняемся! — немного подумав, снова закричал программист. — Свободный терапевт! У кого нулевые талоны, все сюда! Если, конечно, вам не принципиально, кто ваши несчастные души будет лечить.
— У меня нулевой! — от толпы отделилась женщина лет сорока. — С утра стою, не пропускают, только по записи!
— Велкам! — Руслан услужливо приоткрыл дверь, пропуская даму.
В толпе началось брожение, и вслед за женщиной к кабинету подошли еще несколько человек — очередь сформировалась.
До конца смены успели принять еще порядка двадцати пациентов. Руслан быстро вбивал ничего не значащую информацию, а потом, под диктовку врача, записывал диагноз и рекомендации по лечению.
Когда смена закончилась, врач — усталый, но довольный — плюхнулся на кушетку.
— А грымза тебя не съест? — спросил Руслан.
— Не. — махнул рукой врач. — У нее сейчас такой геморрой, что обедать врачами нет ни сил, ни желания.
— Ты про что?
— Ну эта, хрень, как ее… Бережливая больница.
— А, да, слышал.
— Ну вот. Срок внедрения почти вышел, а ни хрена не сделано. На днях проверка, она сегодня с утра орала на нас, ну, что мы… Как это сказать-то…
— Рукожопые?
— Да-да, вроде того. Я слышал, что ее снимут, если прожект неудачно закончится.
— Странно это…
— Что именно?
— Бережливая больница. Это, я так понимаю, Lean?
— Чего?
— Ну бережливое производство, Lean. Наверное, кто-то шибко умный решил, что те же методы можно применить в больнице. На производстве не получается, в логистике не получается, так в больницах приткнуть решили. Все никак не сдохнут.
— Кто? Министерские?
— Нет, консультанты эти долбанные. Которые ничего, кроме Лина, не знают. Нигде не могут добиться никакого полезного результата, вот и ищут себе новые рынки сбыта. До госструктур вот добрались.
— А ты чего, сечешь в этом? — прищурился врач.
— Пф, чего там сечь-то… Я ж до больницы на заводах работал, и в логистике. Навидался этого всего. Скоро, того и гляди, в больницах будут скрам внедрять. Или сбалансированную систему показателей, или 5S.
— Это чего?
— Да хрень на палочке. Заставят тебя рабочее место в порядке держать. Слева — палочки, которые в горло толкать, справа — карта пациента, сверху — фонендоскоп, и так далее.
— Кто ж фонендоскоп на столе держит. — улыбнулся врач. — Все приличные люди его на шее носят.
— Ну, когда придут 5S внедрять, скажут на стол положить. Или в кармане таскать — обязательно в левом. Такая методика.
— Дичь какая-то…
— Э, это ты на заводах не бывал… Там, бывало, с работы выгоняли мужиков, которые метчик в кармане таскали. Потому что положено его на станине держать. А он оттуда, сука, падает все время, от вибрации, и прям в эмульсию. А консультантам этим что в лоб, что по лбу — говорят, так положено, держите на станине.
— Мда… Ну вот у нас же с тобой красиво получилось сегодня? Давай завтра повторим, а? Блин, Русля, реально… С меня пузырь вискаря, если завтра придешь.
— Да приду, че мне. — пожал плечами программист. — У нас с тобой нормальный ТОС получился.
— Чего?
— Щас расскажу.
Утром Руслан спокойно сидел за свои столом и пил чай. Вася работал во вторую смену, и до обеда заняться было особо нечем.
Внезапно зазвонил телефон. Руслан взял трубку, и услышал Васю — тот велел срочно бежать в кабинет к главврачу.
— Да говорю вам, это реальная тема! — услышал Руслан, войдя в кабинет — это Вася очень активно в чем-то убеждал Наталью Петровну.
— Вася, ну слушай. — устало отвечала главврач. — Мне не до этого сейчас, сам знаешь, скоро проверка, меня повесят, если показатели принятых на специалиста не вырастут. Кто только эти нормы придумывает… Пятнадцать минут на одного для терапевта, да с внесением данных в компьютер…
— Так и я о том же! Я вам о чем рассказывал-то битых полчаса?
— Про ТОС какой-то…
— Нет! Знаете, сколько я вчера пациентов принял за смену?
— Чего знать-то, я сейчас посмотрю… — Наталья Петровна стала копаться в компьютере.
Вася замолчал, удовлетворенно улыбаясь. Руслан, пользуясь паузой, тихо поздоровался и присел на свободный стул.
— Тридцать три?! — округлила глаза главврач. — За одну смену? Это сколько получается…
— Чуть больше семи минут на пациента. — подсказал Руслан. — Но, если быть точнее, вдвоем мы работали не с утра, а последние часа три, и приняли… Сколько?
— Тридцать. — подхватил Вася, доставая смартфон и судорожно ища калькулятор. — Так, это сколько получается…
— Сто восемьдесят на тридцать поделить не можешь? — улыбнулся программист. — Шесть минут. А с утра ты принял трех пациентов, за час. Двадцать минут на душу населения.
— А ты их принимал вообще? — нахмурилась главврач. — Или так, поделил аспирин на две половинки, эта для головы, эта для жопы, и не перепутайте?
— Да я никогда так не принимал! Это ж кошмар, когда сидишь, как орел двуглавый — и с пациентом надо разговаривать, и данные эти вбивать, да еще про норму все время думать! А тут я только делом занимался, ничего лишнего. Знаете, какие они довольные уходили? Особенно те, кому на работу надо.
— Какую работу? Они ж больные.
— Больные-то больные, но у нас ведь капитализм. Больничные берут только по уходу за ребенком, остальные сразу на работу бегут. А нулевые так вообще меня чуть не расцеловали.
— Ладно, я поняла… — задумалась Наталья Петровна. — А в чем смысл? Почему так получилось?
— Русля, давай!
— Чего давать?
— Объясняй!
— А… — сконфузился программист. — Это ТОС, теория ограничений систем. Прием врача — это бизнес-процесс такой, и к нему…
— Чего? — нахмурилась главврач.
— А, да… — осекся программист. — Ну, процесс, короче. Пришел пациент, надо выполнить определенные действия, так? Спросить, чего у него болит, послушать, горло посмотреть там, ну вы лучше меня знаете.
Главврач кивнула.
— Ну вот. А еще надо данные в систему вбить. Потом распечатать бумажку, вклеить в карту, пациенту написать рецепт и сказать, когда прийти в следующий раз. Такой процесс.
— Ну да, это я знаю. А где здесь твой ТОС?
— У любого процесса есть ограничение, узкое место, бутылочное горлышко. То, что делается медленнее всего.
— А, поняла. — кивнула главврач. — В нашем случае это — вбивание данных в компьютер?
— Да. И скорость всего процесса — приема пациента — ограничивается скоростью вбивания данных. Именно это действие занимает больше всего времени.
— И что дальше? — в голосе главврача появился интерес.
— Дальше просто. Узкое место мы определили, и у нас два варианта — либо максимально его защитить, либо пересмотреть процесс так, чтобы часть нагрузки ушла с ограничения.
— И что из этого сделали вы? А, поняла… Ты сел вбивать данные, тем самым разгрузив Васю?
— Ну да. Убрали непрофильную нагрузку со специалиста. Теперь у процесса новое ограничение — Вася.
— Я? — вмешался врач. — Со мной-то что не так?
— С тобой все в порядке, ты — ключевое звено процесса. Смотри сам. Как бы мы тебя не защищали, не разгружали, ты все равно должен с пациентом поговорить, послушать его там, горло посмотреть и так далее.
— Ну да.
— Вот. Эти действия выкинуть нельзя, поэтому скорость приема теперь будет определяться скоростью выполнения этих действий — обычных, нормальных, врачебных процедур. Фишка в том, что, кроме скорости приема, теперь ничто не мешает — нет лишних звеньев, вроде вбивания данных. Хотя…
— Что? — подхватила главврач.
— Теория ограничений, а точнее — ее создатель — говорит, что всегда можно сделать быстрее и лучше. Вот, например…
Руслан задумался на несколько минут. Остальные молчали, понимая, что могут сбить с мысли.
— Да, вспомнил. — улыбнулся программист. — Вот раньше, насколько я помню, у врача была медсестра, когда еще не было у вас компьютеров. Она делала примерно то же самое, что и я вчера — снимала непрофильную нагрузку с ограничения, то есть с врача. С карточкой работала, может даже горло смотрела…
— Нет, горло всегда врач смотрит. — покачала головой главврач.
— Ну ладно, не суть. Наверное, что-то еще можно придумать…
— А зачем? — не выдержал Вася. — Мы итак с тобой, без подготовки и всяких там систем и ограничений, по шесть минут принимали!
— Руслан, а как-то можно это попробовать на других врачах?
— Руслан мой! — вскричал Вася. — Он мне обещал, что сегодня будет со мной всю смену!
— Нет, так не годится. — скривилась Наталья Петровна. — Руслан — важный специалист, мы не можем использовать его для такой работы. В конце концов, мы платим ему серьезные деньги.
— Не смешите мои тапки. — улыбнулся Руслан. — С каких пор пятнаха стала серьезными деньгами? Вы Васе минимум вдвое больше платите.
— Так, давайте не будем спорить о том, что нам неподвластно. — строго сказала главврач. — Ставки утверждает министерство, а не я.
— Да я не против, знал, на что шел. — пожал плечами программист. — Но я не против данные повбивать, если для пользы дела.
— Ладно. Но ты же один.
— Нет, не один. Вы по коридорам пройдитесь, в кабинеты загляните. Особенно те, что вокруг вашего, где всякие административные работники сидят. Куча народу, которым весь день заняться нечем. И все неплохо с компьютером обращаются.
— Например?
— Леночка.
— Хм… Лена — мой секретарь, у нее много работы.
— Это она вам так сказала? — улыбнулся программист. — Я, если честно, задолбался уже с ее компом возиться. Каждый раз, когда интернет пропадает, истерику поднимает.
— Почему? Документы отправить не может?
— «Сокровища пиратов» в оранжевой соц.сети не работают. — улыбнулся Руслан. — Короче, поверьте мне на слово, времени у нее — вагон и маленькая тележка.
— Лена! — крикнула главврач. — Зайди!
В дверь вошла молодая, очень симпатичная, крашеная рыжеволосая девушка в белой блузке, короткой юбке и на каблуках.
— Да, Наталья Петровна, я здесь. — томно сказала она. — Чаю?
— Ты с компьютером дружишь?
— Да, конечно. — кивнула Леночка, подозрительно глядя на Руслана. — А что?
— Сегодня пойдешь… Так, к кому… К Бабаеву, что ли?
— Пусть с нами пойдет. — сказал Руслан. — Под моим надзором у Васи поработает. Проведем эксперимент.
— Куда? Зачем? — заволновалась Леночка.
— Отличная идея, Руслан! — поддержала главврач. — Так, Лена. Иди с парнями, будешь делать то, что скажут. Вбивать данные по приемам. От меня сегодня никаких других задач не будет.
— Что? — вскричала Леночка. — Почему я? Я не медсестра, а офис-менеджер!
— Слушай! — с напором сказала главврач. — Ты же в курсе ситуации? Скоро проверка, и если все пройдет плохо, меня с должности снимут. Знаешь, кого поставят на мое место?
— Нет… — в голосе Леночки прозвучала неуверенность.
— Этого, как его… Эффективного менеджера, как в сто восьмой. Вот и будете, на пару — эффективный менеджер и офис-менеджер. Смотрела «Аритмию»? Так тебя менеджерить будет, что юбка по швам затрещит. Вспомнишь еще меня добрым словом.
— Да я, Наталья Петровна… Вы — самый лучший руководитель, с которым мне работать приходилось. — затараторила Леночка. — Я для вас…
— Ты для меня пойдешь с Васей и Русланом, и будешь делать то, что они скажут. Это только на сегодня. Поняла?
— Да, поняла! — кивнула Леночка. — Ребята, куда идти?
— Вась, давай, проводи. Руслан, ты задержись.
Вася неопределенно улыбнулся, встал со стула и пошел к двери. Леночка засеменила следом.
— А дальше что? — спросила главврач, когда дверь закрылась.
— Посмотрим, как сегодня пойдет. Леночка нужна только для эксперимента, будем пробовать других. Со стола справок снимем, их там три, девицы-то. Все равно сидят ничего не делают, туда больше ругаться приходят, чем спрашивать.
— О чем ругаться?
— О долгом приеме, о хамстве, «где тут у вас начальство, позовите немедленно». Еще много жалуются на электронную очередь — ну, в которой надо брать талон, чтобы взять талон.
— Это вообще засада. — сокрушенно сказала главврач. — Заставили ее установить…
— Да знаю я.
— Но я не об этом. Что дальше-то? На следующей неделе министерские припрутся, смотреть, что я им скажу?
— А чего они смотреть будут?
— Показатели, в первую очередь. По врачам пройдутся. Думаю, будут докапываться про бережливую больницу. Там такой талмуд, я даже дочитать не смогла. Этот твой ТОС — это же не бережливая больница?
— Ну, и то, и другое — абстракции.
— Чего?
— Блин… Универсалии. На латыни, наверное, unversalia?
— Universalis. — поправила главврач. — Ты к чему это?
— Упакуем одно в другое, они вряд ли разбираются. ТОС и бережливое производство похожи, если смотреть только на внешнюю сторону. Кардинальные отличия в философии, но кто эту философию в министерстве понимает.
— Ты сможешь это, как ты там сказал…
— Упаковать.
— Да.
— Смогу. — кивнул Руслан. — Делов-то. Главное, ведь, показатели?
— Да.
— Ладно, сделаем. Вы девушкам с ресепшена скажете, чтобы слушались?
— Откуда?
— Блин, терминология… Из стола справок.
— Да, прям сейчас. Пойдем вместе.
Habr Иван Белокаменцев

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: