Домой Развлечения Полицейские по ошибке ворвались в дом к адвокату, избили его и украли 20 тысяч долларов

Полицейские по ошибке ворвались в дом к адвокату, избили его и украли 20 тысяч долларов

17264

В Днепре спецназ, перепутав адрес, по ошибке ворвался совсем не в тот дом, где должен был проводить обыск. Имущество в доме разгромили, а ни в чем не повинного хозяина избили и 45 минут продержали голым на полу под прицелом автоматов. Об этом рассказал портал ФАКТЫ.

Почти три часа ушло у силовиков на то, чтобы понять, что адрес не тот (на самом деле им нужно было в соседний дом). За это время полицейские перевернули все вверх дном, а после их ухода хозяин заявил о побоях и исчезновении 20 тысяч долларов.

Эту досадную ошибку силовики допустили еще летом 2020 года, а известно о ней стало сейчас — из появившегося в реестре решения суда, согласно которому хозяин разгромленного дома отсудил у государства миллион гривен компенсации.

«ФАКТЫ» разыскали мужчину и узнали подробности этой обескураживающей истории.

«В протоколе так и написано: «Обыск прекращен в связи с тем, что сотрудники… ошиблись адресом»

Александру Пришедько 39 лет, он адвокат. Когда рано утром 26 июня кто-то начал громить его дом, Александр решил, что это ограбление.

— Жена с детьми в тот день гостила у родственников, и я был дома один, — рассказал «ФАКТАМ» Александр. — Дверь была открыта. Я рано встал, успел сделать во дворе зарядку, после чего, не закрывая входную дверь, пошел в душ. И вдруг услышал, как в моем доме бьют окна. Не успел выйти из душа, как открылась дверь ванной комнаты и туда влетели вооруженные люди в черной одежде и балаклавах. Двое из них тут же повалили меня на пол и нанесли несколько ударов. Я ударился головой об пол. Был абсолютно голый и пролежал так 45 минут — мне не давали встать и не разрешали даже прикрыться. Мне в затылок упиралось дуло автомата, а на лицо капала кровь — с руки спецназовца, который, очевидно, порезался при штурме. Позже по записям с камер видеонаблюдения я увидел, что, пока двое спецназовцев держали меня в ванной, еще пятеро полицейских ходили по дому и все переворачивали.

— Вас называли по имени?

— Нет. Они вообще не называли никаких имен и на все мои вопросы отвечали, что я должен лежать и не двигаться. Я сам назвал им свою фамилию, спрашивал, нет ли здесь какой-то ошибки. У меня никогда не было проблем с правоохранительными органами, и все, что происходило, казалось каким-то абсурдом. Через 45 минут мне, наконец, разрешили встать с холодного пола и прикрыться. «Скоро приедет следователь с постановлением и будем проводить обыск», — заявили полицейские. «Обыск на основании чего?» — спрашиваю. «Решения суда», — ответили полицейские. «А то, что вы здесь делали последние 45 минут, это был не обыск? — говорю. — Вы все перевернули!» На что мне было заявлено: приедет следователь и все объяснит.

Я сказал, что как адвокат имею право требовать, чтобы при обыске в моем доме присутствовали представители областной коллегии адвокатов. И что, инициируя такой обыск, сотрудники полиции обязаны были сами уведомить об этом коллегию, чего никто не сделал. Мне по-хамски ответили, что «им это до одного места». Я продолжал настаивать и по-прежнему не понимал, что происходит.

Ответ на этот вопрос Александр получил только через полтора часа — когда ему наконец-то показали определение суда о проведении обыска.

— Посмотрев документ, понял, что он касался не меня, а моего соседа, — продолжает Александр. — Я живу в доме № 7, а в постановлении четко написано, что обыск должен был проводиться в доме № 9! Там и фамилия была не моя, а соседа. Я сказал об этом сотрудникам полиции. Но те не отреагировали. «Проверьте адрес, — говорю. — Вам в соседний дом!» Показал им электронную выписку из реестра имущественных прав, где указано, что дом, в который они ворвались, принадлежит моей жене, а не человеку, у которого они должны были проводить обыск.

— Как на это отреагировали сотрудники полиции?

— Они заявили, что… их это не убеждает, так как я показал им не оригинал права собственности на дом, а только выписку из реестра. Хотя информация в реестре общедоступная и они сами могли бы это проверить. Да и, если так разбираться, проверять им нужно было не мое право собственности на дом, а google-карты — этого было бы достаточно, чтобы понять, что они попали не в тот дом. Но нет, они стали требовать от меня оригинал документа. Я сказал, что оригиналы не здесь и нужно время, чтобы я позвонил своему помощнику и тот их привез. Тогда полицейские заявили, что «в таком случае они начинают обыск». И это при том, что уже всем было понятно: произошла ошибка. Приехали и представители областной коллегии адвокатов, которые, разумеется, возражали против этого абсолютно незаконного обыска. Но это никого не волновало.

Если первые несколько часов силовики вместе с полицейскими просто громили мой дом, то теперь они начали проводить обыск «под протокол». Обыск, который, согласно определению суда, не касался ни меня, ни моего дома! Они успели обыскать две комнаты, когда мой помощник привез оригиналы документов. Увидев эти документы, сотрудники полиции стали между собой совещаться (или делать вид, что совещаются). Позвонили руководству, после чего обыск прекратили, закрыв протокол. В протоколе, кстати, так и написано: «Обыск прекращен в связи с тем, что сотрудники… ошиблись адресом».

«Уходя, вместо извинений полицейские сказали: «Сильно жирно вы тут живете. Ничего страшного, с вас не убудет»

— Потом я узнал, что, оказывается, в то время, как полицейские упорно отказывались признать ошибку и уйти из моего дома, в доме соседа уже проводили обыск другие сотрудники, — рассказывает Александр. — Но полицейские зачем-то продолжали этот спектакль, требуя у меня оригиналы права собственности.

В доме, как я уже говорил, все перевернули вверх дном. Зайдя во двор, они первым делом разбили дорогостоящую камеру видеонаблюдения. Выломали двери, разбили кувалдой электронный привод стоимостью 25 тысяч гривен, разбили окна. А уходя, вместо извинений сказали: «Сильно жирно вы тут живете. Ничего страшного, с вас не убудет».

Позже Александр обнаружил, что после обыска у него пропали 20 тысяч долларов.

— Деньги были в гардеробной, где тоже орудовали полицейские, — это видно на записях установленных в доме камер видеонаблюдения, — объясняет Александр. — Обнаружив, что деньги исчезли, я тут же вызвал полицию, подал заявление о краже. Еще одно мое заявление касалось нанесения мне телесных повреждений. После визита силовиков у меня были гематомы по всему телу и сотрясение мозга (я обращался в больницу, и побои зафиксированы). Но по моим заявлениям даже не зарегистрировали уголовные производства. Потом я все же этого добился, однако эти производства так и остаются «фактовыми» — до сих пор никому не объявлено о подозрении, и люди, которые громили мой дом, как это абсурдно ни звучит, следствием не установлены.

Более того, меня даже не допросили как потерпевшего. Один раз мне позвонил участковый со странным вопросом: «Ну что там у вас? Вы „порешали» свои вопросы?» «В каком смысле „порешали»? — говорю. — Может, вы, наконец, хотите меня опросить? Давайте я приеду». Но участковый сказал, что не нужно никуда приезжать. А когда я набрал его через несколько дней, то заявил, что моим делом уже не занимается, и кому передали производство, он якобы не знает. Вот и все расследование.

Одновременно я подавал заявление в Главное управление МВД в Днепропетровской области с просьбой провести служебное расследование и установить сотрудников, которые ворвались в мой дом. Это же совсем несложно — выяснить, какая оперативная группа выезжала на обыск. Мое заявление проигнорировали, и служебное расследование даже никто не инициировал (что подтвердилось в ходе судебного разбирательства). Я обращался и в областную, и в Генеральную прокуратуры, но тоже безрезультатно. Когда понял, что от правоохранительных органов ничего не добьюсь, решил обратиться в суд.

Камеры видеонаблюдения зафиксировали, как спецназовцы врываются в дом, разбивая входную дверь

Александр Пришедько обратился в Амур-Нижнеднепровский районный суд Днепра с иском о возмещении ему моральной и материальной компенсации за произошедшее. В ходе судебного разбирательства подтвердилось, что сотрудники полиции ошиблись адресом. Оказалось, что 18 июня Бабушкинский райсуд Днепра вынес определение о предоставлении разрешения следователю провести обыск в доме № 9 (дом соседа Александра) в рамках уголовного производства, открытого по статье «Хулиганство». В определении суда сказано, что обыск проводился с целью поиска и изъятия огнестрельного оружия. Из документов следовало, что сосед Александра — тоже адвокат. И что через несколько дней после обыска изъятый у него охотничий карабин ему вернули. Не совсем понятно только, зачем на обыск по делу о хулиганстве выезжал спецназ. И уж совсем не понятно, как силовики могли перепутать адрес и разгромить чужой дом.

Со стороны ответчика на судебные заседания приходил юрист Днепропетровского областного управления МВД. В решении суда сказано, что представитель МВД «признал факт проведения обыска у Александра Пришедько» и при этом «оснований для проведения обыска по этому адресу не привел». Однако против иска Александра представитель МВД возражал, мотивируя это тем, что полицейские хоть и ошиблись, но их действия не были признаны незаконными судом, а значит, дескать, и на компенсацию Александр претендовать не может. Также представитель МВД заявлял, что «Александр не предоставил достаточно доказательств причинения ему моральных и физических страданий».

— То есть гематомы, сотрясение мозга и уничтоженное имущество — это, по мнению юриста МВД, еще не повод для моральных страданий и возмещения ущерба, — говорит Александр. — Кстати, проблемы со здоровьем после сотрясения у меня остаются до сих пор. Меня мучают головные боли, и томография показала, что есть определенные проблемы.

— Из документов, которые фигурировали в ходе судебного разбирательства, предельно ясно, что обыск у Александра был от начала до конца незаконным, ведь и уголовное производство, и определение суда касались исключительно его соседа, — прокомментировала «ФАКТАМ» ситуацию адвокат Александра Пришедько Наталья Гетьман. — Сотрудники полиции в результате сами написали в протоколе, что обыск прекращен в связи с тем, что они ошиблись адресом. Складывалось впечатление, что приходившему на суд представителю МВД самому было стыдно за произошедшее. Представитель Госказначейства на суд не приходил. Сотрудники полиции, на присутствии которых мы настаивали, тоже ни разу не явились — был только юрист из главного управления.

Суд постановил выплатить Александру Пришедько миллион гривен в качестве моральной компенсации. Однако адвокат намерен подавать апелляцию — в надежде, что апелляционный суд учтет и материальный ущерб.

— Разбиты дорогостоящая техника и окна, выбиты двери. Это тоже стоит немалых денег, — говорит Александр. — Кстати, насколько мне известно, у соседа в доме тоже первым делом разбили камеру на входе, после чего разгромили все, что могли. Возникает вопрос: зачем сразу уничтожать камеры? Не иначе как для того, чтобы человек, у которого проводят обыск, потом не имел подтверждения каких-либо незаконных действий полицейских.

Эту от начала до конца странную ситуацию «ФАКТЫ» попросили прокомментировать представителей Главного управления МВД в Днепропетровской области, отправив туда официальный запрос. В частности, мы попросили объяснить, как могла произойти такая «ошибка», почему, когда Александр сообщил, что силовики ошиблись адресом, те не прекратили незаконный обыск, и почему до сих пор (спустя восемь месяцев) по поводу случившегося в ведомстве не провели служебную проверку и не установили сотрудников, которые так «ошиблись». На момент сдачи номера в печать ответ мы не получили, но все еще надеемся, что наш запрос не останется без внимания.

Почти три часа ушло у силовиков на то, чтобы понять, что адрес не тот (на самом деле им нужно было в соседний дом). За это время полицейские перевернули все вверх дном, а после их ухода хозяин заявил о побоях и исчезновении 20 тысяч долларов.

Эту досадную ошибку силовики допустили еще летом 2020 года, а известно о ней стало сейчас — из появившегося в реестре решения суда, согласно которому хозяин разгромленного дома отсудил у государства миллион гривен компенсации.

«ФАКТЫ» разыскали мужчину и узнали подробности этой обескураживающей истории.

«В протоколе так и написано: «Обыск прекращен в связи с тем, что сотрудники… ошиблись адресом»

Александру Пришедько 39 лет, он адвокат. Когда рано утром 26 июня кто-то начал громить его дом, Александр решил, что это ограбление.

— Жена с детьми в тот день гостила у родственников, и я был дома один, — рассказал «ФАКТАМ» Александр. — Дверь была открыта. Я рано встал, успел сделать во дворе зарядку, после чего, не закрывая входную дверь, пошел в душ. И вдруг услышал, как в моем доме бьют окна. Не успел выйти из душа, как открылась дверь ванной комнаты и туда влетели вооруженные люди в черной одежде и балаклавах. Двое из них тут же повалили меня на пол и нанесли несколько ударов. Я ударился головой об пол. Был абсолютно голый и пролежал так 45 минут — мне не давали встать и не разрешали даже прикрыться. Мне в затылок упиралось дуло автомата, а на лицо капала кровь — с руки спецназовца, который, очевидно, порезался при штурме. Позже по записям с камер видеонаблюдения я увидел, что, пока двое спецназовцев держали меня в ванной, еще пятеро полицейских ходили по дому и все переворачивали.

— Вас называли по имени?

— Нет. Они вообще не называли никаких имен и на все мои вопросы отвечали, что я должен лежать и не двигаться. Я сам назвал им свою фамилию, спрашивал, нет ли здесь какой-то ошибки. У меня никогда не было проблем с правоохранительными органами, и все, что происходило, казалось каким-то абсурдом. Через 45 минут мне, наконец, разрешили встать с холодного пола и прикрыться. «Скоро приедет следователь с постановлением и будем проводить обыск», — заявили полицейские. «Обыск на основании чего?» — спрашиваю. «Решения суда», — ответили полицейские. «А то, что вы здесь делали последние 45 минут, это был не обыск? — говорю. — Вы все перевернули!» На что мне было заявлено: приедет следователь и все объяснит.

Я сказал, что как адвокат имею право требовать, чтобы при обыске в моем доме присутствовали представители областной коллегии адвокатов. И что, инициируя такой обыск, сотрудники полиции обязаны были сами уведомить об этом коллегию, чего никто не сделал. Мне по-хамски ответили, что «им это до одного места». Я продолжал настаивать и по-прежнему не понимал, что происходит.

Ответ на этот вопрос Александр получил только через полтора часа — когда ему наконец-то показали определение суда о проведении обыска.

— Посмотрев документ, понял, что он касался не меня, а моего соседа, — продолжает Александр. — Я живу в доме № 7, а в постановлении четко написано, что обыск должен был проводиться в доме № 9! Там и фамилия была не моя, а соседа. Я сказал об этом сотрудникам полиции. Но те не отреагировали. «Проверьте адрес, — говорю. — Вам в соседний дом!» Показал им электронную выписку из реестра имущественных прав, где указано, что дом, в который они ворвались, принадлежит моей жене, а не человеку, у которого они должны были проводить обыск.

— Как на это отреагировали сотрудники полиции?

— Они заявили, что… их это не убеждает, так как я показал им не оригинал права собственности на дом, а только выписку из реестра. Хотя информация в реестре общедоступная и они сами могли бы это проверить. Да и, если так разбираться, проверять им нужно было не мое право собственности на дом, а google-карты — этого было бы достаточно, чтобы понять, что они попали не в тот дом. Но нет, они стали требовать от меня оригинал документа. Я сказал, что оригиналы не здесь и нужно время, чтобы я позвонил своему помощнику и тот их привез. Тогда полицейские заявили, что «в таком случае они начинают обыск». И это при том, что уже всем было понятно: произошла ошибка. Приехали и представители областной коллегии адвокатов, которые, разумеется, возражали против этого абсолютно незаконного обыска. Но это никого не волновало.

Если первые несколько часов силовики вместе с полицейскими просто громили мой дом, то теперь они начали проводить обыск «под протокол». Обыск, который, согласно определению суда, не касался ни меня, ни моего дома! Они успели обыскать две комнаты, когда мой помощник привез оригиналы документов. Увидев эти документы, сотрудники полиции стали между собой совещаться (или делать вид, что совещаются). Позвонили руководству, после чего обыск прекратили, закрыв протокол. В протоколе, кстати, так и написано: «Обыск прекращен в связи с тем, что сотрудники… ошиблись адресом».

«Уходя, вместо извинений полицейские сказали: «Сильно жирно вы тут живете. Ничего страшного, с вас не убудет»

— Потом я узнал, что, оказывается, в то время, как полицейские упорно отказывались признать ошибку и уйти из моего дома, в доме соседа уже проводили обыск другие сотрудники, — рассказывает Александр. — Но полицейские зачем-то продолжали этот спектакль, требуя у меня оригиналы права собственности.

В доме, как я уже говорил, все перевернули вверх дном. Зайдя во двор, они первым делом разбили дорогостоящую камеру видеонаблюдения. Выломали двери, разбили кувалдой электронный привод стоимостью 25 тысяч гривен, разбили окна. А уходя, вместо извинений сказали: «Сильно жирно вы тут живете. Ничего страшного, с вас не убудет».

Позже Александр обнаружил, что после обыска у него пропали 20 тысяч долларов.

— Деньги были в гардеробной, где тоже орудовали полицейские, — это видно на записях установленных в доме камер видеонаблюдения, — объясняет Александр. — Обнаружив, что деньги исчезли, я тут же вызвал полицию, подал заявление о краже. Еще одно мое заявление касалось нанесения мне телесных повреждений. После визита силовиков у меня были гематомы по всему телу и сотрясение мозга (я обращался в больницу, и побои зафиксированы). Но по моим заявлениям даже не зарегистрировали уголовные производства. Потом я все же этого добился, однако эти производства так и остаются «фактовыми» — до сих пор никому не объявлено о подозрении, и люди, которые громили мой дом, как это абсурдно ни звучит, следствием не установлены.

Более того, меня даже не допросили как потерпевшего. Один раз мне позвонил участковый со странным вопросом: «Ну что там у вас? Вы „порешали» свои вопросы?» «В каком смысле „порешали»? — говорю. — Может, вы, наконец, хотите меня опросить? Давайте я приеду». Но участковый сказал, что не нужно никуда приезжать. А когда я набрал его через несколько дней, то заявил, что моим делом уже не занимается, и кому передали производство, он якобы не знает. Вот и все расследование.

Одновременно я подавал заявление в Главное управление МВД в Днепропетровской области с просьбой провести служебное расследование и установить сотрудников, которые ворвались в мой дом. Это же совсем несложно — выяснить, какая оперативная группа выезжала на обыск. Мое заявление проигнорировали, и служебное расследование даже никто не инициировал (что подтвердилось в ходе судебного разбирательства). Я обращался и в областную, и в Генеральную прокуратуры, но тоже безрезультатно. Когда понял, что от правоохранительных органов ничего не добьюсь, решил обратиться в суд.

Камеры видеонаблюдения зафиксировали, как спецназовцы врываются в дом, разбивая входную дверь

Александр Пришедько обратился в Амур-Нижнеднепровский районный суд Днепра с иском о возмещении ему моральной и материальной компенсации за произошедшее. В ходе судебного разбирательства подтвердилось, что сотрудники полиции ошиблись адресом. Оказалось, что 18 июня Бабушкинский райсуд Днепра вынес определение о предоставлении разрешения следователю провести обыск в доме № 9 (дом соседа Александра) в рамках уголовного производства, открытого по статье «Хулиганство». В определении суда сказано, что обыск проводился с целью поиска и изъятия огнестрельного оружия. Из документов следовало, что сосед Александра — тоже адвокат. И что через несколько дней после обыска изъятый у него охотничий карабин ему вернули. Не совсем понятно только, зачем на обыск по делу о хулиганстве выезжал спецназ. И уж совсем не понятно, как силовики могли перепутать адрес и разгромить чужой дом.

Со стороны ответчика на судебные заседания приходил юрист Днепропетровского областного управления МВД. В решении суда сказано, что представитель МВД «признал факт проведения обыска у Александра Пришедько» и при этом «оснований для проведения обыска по этому адресу не привел». Однако против иска Александра представитель МВД возражал, мотивируя это тем, что полицейские хоть и ошиблись, но их действия не были признаны незаконными судом, а значит, дескать, и на компенсацию Александр претендовать не может. Также представитель МВД заявлял, что «Александр не предоставил достаточно доказательств причинения ему моральных и физических страданий».

— То есть гематомы, сотрясение мозга и уничтоженное имущество — это, по мнению юриста МВД, еще не повод для моральных страданий и возмещения ущерба, — говорит Александр. — Кстати, проблемы со здоровьем после сотрясения у меня остаются до сих пор. Меня мучают головные боли, и томография показала, что есть определенные проблемы.

— Из документов, которые фигурировали в ходе судебного разбирательства, предельно ясно, что обыск у Александра был от начала до конца незаконным, ведь и уголовное производство, и определение суда касались исключительно его соседа, — прокомментировала «ФАКТАМ» ситуацию адвокат Александра Пришедько Наталья Гетьман. — Сотрудники полиции в результате сами написали в протоколе, что обыск прекращен в связи с тем, что они ошиблись адресом. Складывалось впечатление, что приходившему на суд представителю МВД самому было стыдно за произошедшее. Представитель Госказначейства на суд не приходил. Сотрудники полиции, на присутствии которых мы настаивали, тоже ни разу не явились — был только юрист из главного управления.

Суд постановил выплатить Александру Пришедько миллион гривен в качестве моральной компенсации. Однако адвокат намерен подавать апелляцию — в надежде, что апелляционный суд учтет и материальный ущерб.

— Разбиты дорогостоящая техника и окна, выбиты двери. Это тоже стоит немалых денег, — говорит Александр. — Кстати, насколько мне известно, у соседа в доме тоже первым делом разбили камеру на входе, после чего разгромили все, что могли. Возникает вопрос: зачем сразу уничтожать камеры? Не иначе как для того, чтобы человек, у которого проводят обыск, потом не имел подтверждения каких-либо незаконных действий полицейских.

Эту от начала до конца странную ситуацию «ФАКТЫ» попросили прокомментировать представителей Главного управления МВД в Днепропетровской области, отправив туда официальный запрос. В частности, мы попросили объяснить, как могла произойти такая «ошибка», почему, когда Александр сообщил, что силовики ошиблись адресом, те не прекратили незаконный обыск, и почему до сих пор (спустя восемь месяцев) по поводу случившегося в ведомстве не провели служебную проверку и не установили сотрудников, которые так «ошиблись». На момент сдачи номера в печать ответ мы не получили, но все еще надеемся, что наш запрос не останется без внимания.

Источник: porosenka.net

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: