Домой Семья Одиночество — страшная штука?

Одиночество — страшная штука?

34

А означает такую степень самодостаточности человека, что ему не нужны ни семья, ни дети, и даже если он ими обзавелся, то вполне может обходиться и без них довольно длительное время. Это люди из серии:«А? Что, не приедете? Ну и буй с вами!»

Эти люди очень чутки к своим желаниям, они долго копаются, чтобы выполнить простое действие. Ибо забота о себе всецело поглощает их. Например, собираясь в долгий путь, они озабочены тем, что в пути могут захотеть есть, пить, спать, петь и танцевать. Это происходит в силу офигительного количества времени, которым они располагают для раздумий.

Совсем иначе в путь собирается, к примеру, молодая мать, что лишь у порога задумывается: «Так, детям шлёпки, босоножки, кеды, сапоги, валенки, ласты взяла, муж будет, как всегда, в своих всесезонных ботинках, которые уже к его ногам приросли, но чёрт, а я-то что на ноги надену? А да по фиг, надену кроссовки!»

Не верьте одиночкам, когда они говорят, что у них нет времени, даже Президент ездит в отпуск. И будь у них шестеро детей, три собаки и четыре бабушки на содержании, тогда бы они узнали, что такое «нет времени». Но им не о ком заботиться. Точнее, они ленятся о ком-то заботиться, и всё их время уходит на заботу о себе: покормить себя, одеть себя, выучить, вылечить, развеселить себя.

Иногда они уходят в работу с головой. Даже в самую пустую и бессмысленную. Кому-то это даёт смысл жизни, а кто-то просто так проводит своё жизненное время — типа на работе.

Когда человек долго живёт один, под этим я понимаю то, что он сам по велению души не испытывает необходимости регулярно заботиться о других, не ощущает ответственности за других, он становится эгоцентриком и, как следствие, скучным типом.

Причём скучно с ним абсолютно всем, и даже если он и сразит кого-то поначалу интеллектом, то очень скоро собеседник его раскусит и начнёт зевать.

Так, один мужчина, проживший многие годы в единении с собой, на первом же свидании с моей лучшей подругой настолько увлёкся описанием своих шкафов с молью, что второго свидания с ним ей не захотелось.

Одиночке уже и не хочется подвигаться ради кого-то ещё. Любое желание другого человека он расценивает как покушение на личную свободу и обижается на это. В смысле, на наличие желаний у другого человека как таковых. Ибо в его мире желать может только он. Желание других для него лишний напряг.

Как сказала мне одна дамочка лет 50-ти: «Зачем мне нужен какой-то мужчина? Будет тут ходить, куревом вонять, носки разбрасывать! Я привыкла дома ходить в халате, а тут придётся что-то покупать, что-то надевать».

Может, просто ляпнула. А может, такова её жизненная позиция, сформированная жизненным опытом. Вряд ли 50-летнюю женщину, мать взрослых детей, удивит какой-нибудь мужчина. Это глупенькие девочки захлёбываются статьями на тему «Что ещё с собой сотворить такого, чтобы привлечь мужчину с бородой и быть счастливой до гроба по уши в бороде?»

А зрелая женщина уже знает, что всякая любовь-морковь сведётся в итоге к стирке его трусов-носков, и эта перспектива её уже не возбуждает. Ибо женское счастье зависит от того, умеешь ли ты стирать носки с удовольствием, или нет.

И чем старше, тем больше одиночек пугают перемены, необходимость «задвинуть» свою свободу. Не зря психологи говорят, что если женщина не обзавелась ребёнком до определённых лет, потом она может просто расхотеть, будучи при этом в детородном возрасте, даже если подвернётся случай. Расхотеть по причине нежелания менять свою жизнь, её привычный уклад. Только по одной этой причине, которая время назад показалась бы ей самой глупой. Опыт и многочисленные беседы подтверждают этот факт.

Так, одна премилая во всех смыслах женщина за 40 поведала мне свой страх впервые забеременеть в связи с тем, что у неё появился постоянный партнёр. «Я привыкла работать дома, спать сколько хочу, строить рабочий график, как хочу. А если родится ребёнок, мне придётся постоянно подстраиваться под его ритм, и потом я перестану высыпаться».

Гипотетические страхи о событиях, которые ещё не произошли, а могут и вовсе не случиться, очень живучи в душе одиночки. Причём, я заметила, эти страхи никогда не бывают связаны с самим одиночкой.

Если им интересно, одиночки, не жалея живота своего, вскарабкаются на самые высокие вершины и погрузятся в самые глубокие пучины. И им себя ни капельки не будет жаль. Но они смертельно боятся появления кого-то в их жизни, о ком нужно заботиться, кто покусится на самое дорогое, что у них есть, хоть они и утверждают, что этого у них нет. На их время. Не высокие горы пугают их, а маленький ребёнок, чьи аденоиды с температурой поставят их путешествие в горы под вопрос.

В общем, я к тому, что чем больше стаж эгоистичного одиночества, когда человек не испытывает и желания быть кому-то нужным, тем больше его ломает помогать другим и тем крупней счёт, что он выставит потом за свою доброту в виде обид, ожиданий доброты взамен.

А вообще человек всегда взамен доброты ждёт, несмотря на то, как он сам это добро творит — добровольно или из-под палки. А вы думали, что стоит за «Совсем не приезжаете к бабушке на дачу? Совсем внуков не вижу!»? А то и стоит: «Неблагодарные свиньи, обидели меня, совсем забыли обо мне, я скучаю».

Хорошо ли, плохо ли одному? Как говорится, хум хау. Вывод, который я сделала для себя: иметь много времени на себя — вредно, ибо это означает, что тебе никто не нужен, значит, и для других ты не имеешь смысла. А мне кажется, что всё же в любом человеке должен быть какой-то смысл.

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: