Домой Развлечения Как называли детей австриек, рождённых от советских солдат

Как называли детей австриек, рождённых от советских солдат

14367

Советские войска заняли австрийскую столицу 13 апреля 1945 года. Немного погодя страну разделили на 4 оккупационные зоны – советскую, британскую, французскую и американскую. После вывода частей Красной Армии в 1955 году, обнаружилось: за 10 лет от советских военнослужащих местные женщины родили, по приблизительным подсчётам, от 10 до 30 тыс. детей. Что же стало с этими людьми, и как им жилось на родине?

1.

Почему австрийские девушки держали в строгом секрете факт о рождении детей от советских солдат

Советские войска переходят границу Австрии во время Великой Отечественной войны, 31 марта 1945 г.

Австрийцы, которые в 1938 году почти единодушно (99,75%) проголосовали за объединение страны с гитлеровской Германией, потеряли во Второй мировой войне (в том числе и на Восточном фронте) более 300 тысяч человек. Население, обработанное нацистской пропагандой, более чем неприязненно относилось к советским солдатам «оккупировавшими» их страну. Народы СССР оставались для них «недочеловеками», и австрийское общество демонстративно презирала своих согражданок, которые осмеливались вступать с красноармейцами в связь.

Женщин, которые были замечены в отношениях с советскими военнослужащими, называли «русскими подстилками», «проститутками», а их дети становились изгоями с младенческих лет. Кроме того, девушки, рожавшие «русского» ребёнка, боялись, что сына или дочь могут отобрать и увести в СССР. По этой причине австрийки старались скрывать не только любовную связь с «оккупантом», но и предстоящие роды: в большинстве случаев после них в свидетельстве о рождении в графе «Отец» появлялась запись «Неизвестен».

2.

Трагедия «руссен кинд» в Австрии: презренные «дети оккупации»

После ухода советских войск в 1955 году из Австрии выяснилось: австрийские женщины произвели на свет тысячи младенцев, чьими отцами были советские военные.

Австрийские дети, чьим отцом являлся солдат или офицер Красной Армии, росли в условиях общественного презрения, злых насмешек, морального унижения и физических издевательств. «Русский парень» было самым оскорбительным прозвищем, хотя те, кого обзывали им, часто даже не понимали смысл и свою связь с обидной кличкой. «Руссен кинд» отказывались крестить, их игнорировали соседи, и часто не признавали даже близкие родственники – родители, братья и сестры матери.

Больше того, женщина, имеющая такого ребёнка, не могла рассчитывать на помощь государства: Австрия, закрывая глаза на проблему, не предоставляла им никакой финансовой помощи, бросая, по сути, на произвол судьбы. Надеяться на какую-либо материальную поддержку со стороны отца ребёнка также не имелось возможности: во-первых, брак с иностранками для советских военнослужащих был запрещён; во-вторых, в случае рождения ребёнка или намерения женщины выйти замуж – «виновник» по приказу начальства отправлялся в родную страну или переводился служить в другую часть.

Чтобы справиться с денежными трудностями, австрийки отдавали детей на воспитание дальним родственникам или бездетным семьям, реже – в детский дом. Однако основная часть матерей, несмотря на недостаток финансов, оставляла ребёнка при себе, выходила замуж и хранила тайну происхождения родного чада до самой своей смерти.

3.

Чтобы предотвратить оскорбления своего ребёнка, матери-австрийки часто десятилетиями скрывали, кто на самом деле его отец.

К слову, к детям союзников СССР относились не лучше. Однако после 1946 года, когда запрет на брак между австрийками и иностранными военнослужащими (британцами, французами, американцами) практически потерял силу, некоторые пары воссоединились. Кто-то из женщин, выйдя замуж, отправился на родину мужа, кто-то продолжил жить в Австрии, узаконив связь с зарубежным отцом своего ребёнка.

4.

Когда рухнула «стена молчания»

Власти СССР не разрешали своим военнослужащим жениться на женщинах-австрийках.

О «детях оккупации» открыто заговорили лишь спустя 50 лет, когда в венской газете «Дер стандарт» опубликовали письмо Бригитты Рупп. Дочь британского военнослужащего и австрийки описала тяготы детства, заявив в конце: «Мы не отбросы войны – мы дети, которые мечтают о своих отцах, чтобы увидеть и обнять их».

Письмо разрушило «стену молчания»: о скрываемой проблеме в австрийском обществе заговорили наконец-то открыто, без предубеждений. Одновременно с этим стали появляться группы взаимной помощи наподобие «Сердец без границ», объединившую детей французских солдат, или GI Trace, собравшую вместе потомков американских военнослужащих. СССР ввиду своей закрытости оставался вне досягаемости поисков, и только в конце прошлого века дети советских солдат и офицеров получили шанс отыскать отцов, служивших в освобождённой Австрии.

5.

Как «дети оккупации» искали своих отцов и как их встречали на родине

По предположениям историков, с 1946 по 1956 г. в Австрии родились от 10 до 30 тыс. детей, чьими отцами были солдаты и офицеры РККА.

Начало 2000-х годов ознаменовалось серией публикаций в СМИ об историях «руссен кинд», которые в поиске родителя обращались в российское посольство в Австрии и в австрийское – в Москве. Делали запросы в венский Институт Людвига Больцмана, специализирующийся на изучении последствий войны, а также пытались добыть информацию в подольском Центральном архиве Министерства обороны РФ. С помощью официальных учреждений удавалось получить необходимые сведения, но везло в таких случаях далеко не всем.

Одним из тех, кто нашёл-таки в России биологического отца, стал Райнхард Хенингер. В 2007 году он попал на передачу «Жди меня», где показал телезрителям сохранённое матерью фото. Михаила Покулева – такое имя носил отец Хенингера – не только узнали: в России австрийца ожидали русские родственники – сводный брат и сестра. Как оказалось, Михаил рассказывал детям о любви, приключившейся в Австрии, и сын (уже после смерти отца в 1980 году) безуспешно пытался отыскать в чужой стране своего неизвестного старшего брата.

Другому австрийцу – Герхарду Веросте посчастливилось встретиться с отцом при его жизни. Правда, то, что он наполовину русский, Герхард узнал только в 58 лет от журналистов телевиденья. Со слезами на глазах, пожилой «ребёнок» вспоминал: «Это непередаваемое чувство – иметь возможность обнять своего папу, спустя столько лет!» По словам Веросты, когда он посетил Россию, русские родственники не позволили остановиться в гостинице: они освободили для гостя комнату с кроватью, а сами ночевали на полу все время пребывания австрийца в России.

О русском радушии поведала и Мария Зильберштайн, которая после долгих поисков отыскала станицу, где проживал её отец Пётр Николаевич Тамаровский. К сожалению, ей не удалось застать его в живых, зато Мария познакомилась со сводным братом Юрием. «Новая родня мне очень обрадовалась! – рассказывала с улыбкой женщина. – Они встретили меня как дорогую гостью, со столом, который просто ломился от угощений!»

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/180520/46438/

Источник: zefirka.net

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: