Домой Жизнь Как я решила поучиться психологии общения, но лучше узнала… себя

Как я решила поучиться психологии общения, но лучше узнала… себя

16

Почему-то нам всем очень нужен чуткий собеседник. Так нужен, что доходит до абсурда: случайному попутчику порой мы готовы рассказать больше, чем кому-то из близких. Думаю, это потому, что: а) не будет оценивать, судить, б) выйдет на следующей станции, унеся наши откровения с собой навсегда.

У меня есть подруга, которая умеет слушать так, что даже я, любительница помолоть языком, в какой-то момент осекаюсь: я говорю и говорю, а она молчит. Обычно ведь как — все или перебивают тебя на третьем (максимум пятом) предложении, или, дождавшись, когда ты, наконец, закончишь (уже набирая в легкие воздух на последних твоих фразах), произносят: «А вот у меня…». Да я и сама такая же!

Обычно мы не задумываемся о своем умении слушать — до тех пор, пока не наступает острая пора нехватки общения с собственными подросшими детьми. Теперь мы даже подлавливаем их специально, чтобы поговорить хоть немножко, а они стараются устраниться. Вот наконец они стали нам что-то рассказывать — но неловким словом мы спугнули их настрой. «Ну мама! Тебе ничего нельзя сказать!» — кто из нас не слышал этих упреков от колючих подростков? Я сама в свое время так обожглась в разговоре с мамой, что после этого закрылась на долгие годы.

Умение слушать и поддерживать беседу особенно понадобилось мне, когда мы с мужем стали заниматься служением на нашем приходе — проведением тематических встреч с супружескими парами. Часто я ловила себя на том, что не знаю, как реагировать, что сказать, когда тебе жалуются, когда у человека боль или горе. И вот однажды, будто в ответ на эти внутренние вопросы, на мою почту прилетело письмо — объявление о наборе в онлайн-группу «Базовые навыки диалога и консультативной беседы». В письме объяснялось, что курс создан на основе подхода профессора Федора Ефимовича Василюка, разработавшего направление понимающей психотерапии. И предназначен для представителей помогающих профессий, несущих свое служение в церковной и социальной среде, для всех тех, кто хочет научиться быть рядом с человеком в трудной ситуации. «О, так это же про меня!» — подумала я, и хоть мысли о психологии до этого ни разу не приходили мне в голову, нажала кнопку «записаться».

А потом были онлайн-занятия (давшиеся мне с трудом: во-первых, постоянные споры-ссоры моих детей фоном за спиной, во-вторых, собственные попытки в любую паузу «соскочить» и углубиться в соцсети или работу — срабатывал привычный рефлекс во время сидения за ноутбуком), домашние задания в виде аутопсихотерапевтических сеансов (очень забавно, похоже на игру в шахматы с самим собой), учебные диалоги с сокурсниками (ты клиент, я терапевт, а потом наоборот) и, наконец, самое интересное — зачетная работа, где я должна была выступить в роли слушающего, понимающего, помогающего собеседника.

Собственно, до этого момента я до конца не понимала «кому и зачем это нужно», точнее, где я смогу применить полученные знания, которые оказались для меня очень полезными. В ходе учебы мы освоили базовые приемы слушания, понимания, диалога, эмпатии. Но насколько это заработает? Получится ли установить по-настоящему глубокий человеческий контакт с незнакомым человеком? Бережно и внимательно присутствовать рядом, не пытаясь решить за него проблему, а помогая самому найти выход?

Но в результате самое сильное ощущение после моего первого (учебного) сеанса было — «а-а-а! это работает!». Несмотря на то, что в первые минуты диалога я сидела, слушала своего «клиента» и чувствовала себя автолюбителем, который только начал водить машину. Ты должен думать, как переключать скорость, вспоминать, что обозначает тот или иной знак, где у тебя помеха справа и так далее. И еще следить за ситуацией на дороге во все три зеркала! Это поначалу кажется ужасным. Ты потеешь, злишься и глохнешь на перекрестке. Но практика, практика — и ты уже делаешь все это не задумываясь, просто едешь! Так и на этой консультации: сначала я пыталась судорожно вспомнить все, что нам говорили в течение этих четырех месяцев, «препарировать» и квалифицировать реплики своей собеседницы, составлять по изученным лекалам правильный ответ — но все это казалось практически невыполнимым. В какой-то момент я почувствовала, что мне достаточно просто успокоиться, прислушаться к своему сердцу и говорить из его глубины.

Слушать, быть рядом, сочувствовать, молчать, не давать советов, оставаться как можно дольше в том переживании, которое есть сейчас у собеседника — вот основы этой науки. «Я сама не ожидала, но мне открылось что-то новое, надо действительно так попробовать», — сказала моя собеседница после этого сеанса, и я почувствовала, как у меня вырастают крылья за спиной.

Любопытно, что во время обучения я сделала несколько открытий… о самой себе. Они были важны как в контексте построения беседы с «клиентом», так и для меня лично:

1. Когда слушаешь кого-то, не обязательно сразу делиться: «А вот у меня было так же. Я знаю и сейчас тебе все расскажу!». Даже если знаешь (что под большим вопросом) — пусть собеседник сам придет к этому опыту, своей головой. Как сказал мне один наш преподаватель, когда мы разбирали учебный диалог: «Вы сейчас ей все объясняете, как мама дочке, но она должна сама внутри себя стать взрослой и сама понять это про себя». Да, мне, как маме четырех детей, проще быстро сказать, как надо, но ведь совсем не обязательно учить и воспитывать всех окружающих!

2. Не надо гнать лошадей. Однажды на занятии мы разбирали ситуацию одной «клиентки» и сделали вывод, что для нее стабильность и стояние на месте — смерти подобны. Бинго! Это же про меня. Развитие и движение — смысл моей жизни, но почему бы иногда не постоять? То же проявляется в диалоге: я хочу куда-то двигаться, подсказать решение. Но выдерживать паузу, стоять на месте, просто молчать — часто бывает важнее!

3. Еще один интересный образ, возникший во время обсуждения на занятиях, — «хирург». Вот это тоже я, да. Резать правду-матку я любила со школьной скамьи. Знаю, что многим из-за этого было сложно со мной дружить, кому-то — невыносимо работать. И вот что родилось у меня в душе в результате занятий: часто бывает, что я «режу», но сама этого уже не хочу. Как мне стать мягче? Где затерялся мой второй образ — «добрый лекарь»? Он мне нужен. Ведь не все лечится оперативным вмешательством.

Что будет теперь с моими новыми знаниями и навыками? Вопрос! Мне понравилась мысль руководителя курса Марины Филоник, которая была высказана ею на финальном занятии: «Когда Иисус Христос хотел сотворить свое первое чудо в Кане Галилейской, он сказал служителям — налейте воду в сосуды. Он не говорил, зачем. А у них хватило веры не спрашивать. Сейчас мы наполнили свой сосуд водой — что будет с ней дальше? Может, Господь захочет превратить ее в вино?»

Возможно, я буду приходским консультантом. Возможно, просто мамой, подругой, внимательным собеседником в поезде или соцсетях. Я пока не знаю, для чего мне мой новый навык, но чувствую, что стала чуточку богаче.

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: