Ёж

15428

Папа Ёж указал на жестяной треугольник с оленем.

— Не бойтесь. — сказал он семье. — По дороге передвигаются только олени, но их здесь давно вымерли. За мной! Мы в полной безопас…

В следующее мгновенье, грузовик отправил этого оленя, маму и бабушку в лучший мир, где нет нужды сворачиваться клубком четыреста двадцать раз на дню. Уцелел один Ёжик, но ребенок впал в кататонический ступор. Если бы не Сидоровы, возвращавшиеся из леса с грибами, кроху ждала бы участь расплющенных родственников.

— Мы его вырастим и выпустим. — сказала мама, подбирая горемыку. Митя захлопал в ладоши «Ёж полка! Ёж полка!». Он как раз дочитывал «Сын полка».

— Скорее проклятье подразделения. — проскрежетал папа.

А мама заботливо наколола на Ежа все четыре сыроежки (сегодня Сидоровым сопутствовала беспрецедентная удача) и спросила: — Так аутентичней, не правда ли?

В таком лубочном виде Ёж безропотно въехал в город.

Сперва Ёж отзывался на любые клички, включая «чтобтысдох!», потому что если зовут, значит будет вкусно кушать. Шли дни, Ёж рос, поправлялся и отзывался все неохотней, и даже стал чураться добрейших Сидоровых.

— Какой-то Ёж у Сидоровых грустный стал. — вздохнула мама. — Как выключившийся троллейбус. Наверное, его зовет природа. Уу! Уу! Чух-чух, фюить! — очень наглядно изобразила она, как природа зовет найденыша в свое лоно.

— Ах, вчера укусил меня, позавчера папу, третьего дня цапнул тетю Веру, так ей и надо, а завтра Митю? Гонялся за тараканом, фу! Дикий зверь. — резюмировала мама недобрые изменения в раздобревшем Еже.

— Гавно пора вернуть в природу. — заключил папа, а на удивленный взгляд сынишки ответил: — Каждый думает в меру своей испорченности, Митя. Я сказал — давно.

— Валяйте, вертайте, пока я всех не перекусал. — обрадовался Ёж. Его и вправду все настойчивей звала воля. Позавчера он смотрел «В мире животных». Показывали про орлов. У Ежа холодели иголки и сердце замирало от виражей и кульбитов гордой вольной птицы. «Ша! Я свободный кент и должен обитать в лесу!» — билось в мозгу.

— Послезавтра едем на шашлыки, и выпускаем срань на волю. — сказал папа.

Ёж не стал ждать, а прибежал и со всей дури укусил Митю за босую ногу сегодня.

— Ай! Сука грязная блядь! — от неожиданности воскликнул второклассник и получил еще и от папы. Было решено ехать на шашлыки завтра же, — Ёж распоясывался на глазах. Митя плакал, Ёж ликовал из-под тахты.

На подступах к лесу, мама потрепала мрачного сына по головке и высказалась в духе хиппи и шарлатанов:

— Малыш, чтобы ёж отпустил тебя, отпусти ежа. Ферштейн?

— Яволь, маман. — сказал Митя, хотя нихуя не понял, но подумал «Пусть уёбывает, свинюга клятая!». Прокушенный мизинец здорово побаливал, ныл «обработанный» ремнем ребячий зад.

Папа опустил клетку в траву, отворил дверцу и произнес короткую напутственную речь.

— Пиздуй. — сказал он, и все пошли жарить шашлык, предоставив Ежа самому себе.

Он потянул мокрым рыльцем пряный лесной кислород и со словами: — Пампасы. О, родимые пампасы! — покинул «золотую» клетку.

— Гудбай, Сидоровы! Заведите черепаху, а ёж сокол вольный, мужчина фартовый. — без тени сожаления бросил он Сидоровым и поспешил в чащу «Лай ла, ла-ла-ла….»

Вскоре аромат шашлыка и возгласы Сидоровых стали не слышны.

— Сейчас познакомлюсь с орлами! Чё как порасспрошу, да и сам… — думал очень довольный Ёж.

И хотя в жопу и подмышки впилась дюжина клещей, кто-то кусал за пятки, он не унывал, а напропалую восхищался флорой.

— Вот ты какая, дикая природушка! Вот ты какая, среда моего обитаньюшка, матушка! — талдычил он, огибая прокладки и бутылки.

Из земли посунулся жирный червь. «Земляные черви излюбленное лакомство ежей средней полосы» — припомнил Ёж слова Николая Дроздова. Корифей врать не станет.

— Тьху! Какая гадость. Буэ! Молока мне, кто-нибудь!! Кстати, где я буду брать молоко? — озадачился ёж и заел червя какой-то травой.

— Тьху! Да вы что, сговорились блядь?!..

Чертыхаясь и плюясь, Ёж двинулся дальше.

— О, проклятые джунгли Вьетконга, эм шестнадцать мне в чемодан. Да когда ж грёбаная трава закончится-то? Не видно же ничего… — бурчал Ёж и беспрестанно остервенело чесался. Несомненно, клещи только и ждали его возвращения в естественную среду.

— Нахуй! Даже пробовать не стану! — заочно ответил Ёж Николаю Дроздову, когда наткнулся на ужа.

Но хавать хотелось все ощутимей, и в довершение закрапал холодный дождик.

— Ещё новости хуёвости!.. — присвистнул Ёж. Он впервые открыл для себя дождь. Открытие было не из приятных.

Вечерело. Костер затушен по пионерской системе, вещи собраны, осталось погрузить клетку.

— Пиздец, или протрите мне глаза бензином! А лучше закройте… — совершено упавшим голосом сказал отец.

Но глаза не обманывали. В клетке сидел их Ёж и еще один приблудный пиздюк.

— Действительно децпиз… — дипломатично согласилась мама.

— Как прикажите это понимать?.. — еще дипломатичней выразился Митя, потирая ноющий зад.

— Что-то мне подсказывает, что это баба. — усмехнулась мама. А она редко ошибалась.

— Что он с бабой делать-то будет? Он же ничего не знает, не умеет. — ответил папа.

— Я ему виагры в молочко подсыплю, научится… — сказала находчивая мама, и покраснела.

Папа с нескрываемым удивлением вылупился на супругу, а Митя положил в клетку кусок шашлыка.

— Ешь, это шашлык, крошка. — авторитетно сказал Ёж ежихе. — А дома я угощу тебя булкой раскисшей в сливках. А какая у меня мягкая постелька, детка… Ну, чего вылупились, Сидоровы? Она будет жить у нас. Поехали домой. Живей, вечереет уже, да и холодно.

— Алексей Болдырев

Источник: porosenka.net

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: