Домой Стиль История Маленького принца: как мир полюбил Ксавье Долана

История Маленького принца: как мир полюбил Ксавье Долана

19404

Канадский актер и режиссер стремительно ворвался в мировой кинематограф и заставил кинокритиков говорить о себе, когда ему исполнилось 20 лет. Его режиссерский дебют – фильм «Я убил свою маму», который сам Ксавье Долан называет наполовину автобиографичным – рассказывает о конфликтных отношениях 17-летнего подростка-гея с матерью. Картина была тепло встречена на Каннском кинофестивале в 2009 году, где завоевала три награды, а впоследствии даже была выдвинута Канадой на премию «Оскар». Далеко не каждый режиссер смог достичь мирового успеха в таком молодом возрасте, но у Долана это получилось. Однако быстрая популярность накладывает свой отпечаток – если твоя первая работа задала высокую планку, то ты не имеешь права снимать хуже. После «Я убил свою маму» Долан выпустил еще семь фильмов, которые получили самые разные оценки мэтров киноиндустрии. «На самом деле мне страшно разочаровать людей, подвергаться критике или насмешкам, – признался канадский режиссер в 2018 году. – Я не был таким раньше».

Его называют и молодым гением, современным Альфредом Хичкоком или Вуди Алленом. И Маленьким принцем. И надменным «инфантильным ребенком». «Меня могут не любить, думать, что я самовлюбленный парень, – говорит он. – Но никто и никогда не может у меня отнять одну вещь – того, что я всегда придерживаюсь своей позиции и остаюсь верным самому себе».

Его отец, Мануэль, родом из Каира – певец и актер, который был популярен в 1980-х; его мать, Женевьева, администратор колледжа, чьи ирландские предки переехали в Квебек в 1840-х. Их брак развалился, когда Ксавье было два с половиной года, поэтому мама воспитывала его одна. Мальчик с юных лет обладал внешностью херувима, так что вовсе не удивительно, что в четыре года он уже появился на голубом экране – сначала он снялся в рекламе сети аптек, а к шести годам стал мелькать в эпизодических ролях телевизионных шоу и сериалов. Но когда ему исполнилось восемь, его мать, будучи не в силах справиться с гиперактивностью своего ребенка, отправила его в сельскую школу-интернат в Квебеке. Уже тогда Долан стал понимать, что отличается от других детей, поэтому отношения с одноклассниками не ладились. Впоследствии, когда он вырос и начал снимать кино, героями его сюжетов стали изгои и аутсайдеры, которые сталкиваются с нетерпимостью и непониманием большого мира. По его словам, их образы были основаны на его собственном детском опыте и одиночестве, которое он испытывал в те годы.

Ксавье вспоминает, как на школьном дворе на него налетел хулиган на велосипеде. «В тот момент я решил, что мой мир – это кино, – говорит он. – Любое место, кроме реальной жизни». И, действительно, в попытке побега от недружелюбной действительности Долан с головой погрузился в просмотр кинокартин – от «Тианика» и «Миссис Даутфайр» до психодраматических американских китч-ситкомов. Директор школы решил помочь мальчику избежать конфликтов с хулиганами и предложил ему смотреть фильмы в другой комнате общежития, которая тогда пустовала. Ксавье был благодарен ему за это. Только спустя годы он узнал, что того самого директора арестовали, обвинив в педофилии.

В школьные годы Долан не участвовал в учебных драматических спектаклях. По его собственным словам, его сковывал страх, когда он выходил перед публикой на сцену. Однако мама мальчика настаивала на том, чтобы Ксавье ходил на прослушивания в кино. Один из таких дней он запомнил очень отчетливо. «Ничего не получалось, – рассказывает он. – Это было ужасное, ужасное, ужасное прослушивание, к которому я не был готов и решил на него не приходить. Моя мама позвонила мне и сказала: “Ты где? Мы все тебя ждем!”. Закончилось все тем, что Женевьева нашла его и буквально за руку привела на съемочную площадку.

Нельзя сказать, что у Ксавье были ужасные отношения с матерью. Сложные, как и у многих других подростков, которые бунтуют против взрослого мира, но не ужасные. Даже став знаменитым режиссером, Долан продолжает рефлексировать на тему отношений матери и сына. Во многих его фильмах появляются волевые, но уязвимые персонажи женского пола, которые пытаются найти общий язык с эмоционально-нестабильными сыновьями. «Меня воспитывали женщины, – рассказывает он. – Передо мной никогда не было фигуры отца. Конечно, эти сильные женщины [в его фильмах] были вдохновлены моей матерью, но в них есть и часть меня».

В старших классах школы Долан начал заниматься озвучкой фильмов, дублируя голливудские картины на французский. В частности, его голосом говорит Рон Уизли во французской версии «Гарри Поттера». Одновременно с этим он начал брать уроки английского, используя деньги, накопленные за время съемок в детские годы. Ксавье понял, что если он собирается покорить Голливуд, он должен свободно владеть языком, который является основным на «Фабрике грез».

В 17 лет Ксавье поступил в колледж в Монреале, но уже через неделю учебы понял, что это ему не подходит. Он стал проводить много времени с друзьями из киноиндустрии, смотрел огромное количество фильмов и начал писать сценарий своей первой картины. В сущности, в те годы жизнь Долана была похожа на калейдоскоп ночных вечеринок, встреч с разными людьми и моментов поиска вдохновения. Впоследствии режиссер включал в свои фильмы сцены, которые имеют много общего с тем образом жизни, который он вел в те годы. В некоторых его киноработах очень отчетливо чувствуется любовь Долана к ночному времени суток. Режиссер согласен с тем, что часы после заката – самая питательная среда для любви и вдохновения, но вместе с этим приносящая опустошающее чувство одиночества. «Как говорил Мопассан, ночью особенно остро ощущается одиночество любви – это страшное, вечное одиночество, от которого мы бежим всю нашу жизнь», – говорит Долан. «В глубине души я предпочитаю время перед полуночью, час сумерек, час синего цвета, час волшебства, когда все умирает и преображается, – добавляет он. – Время тайн, когда все может случиться. Время ностальгии и тоски. Розовый, лиловый, оранжевый, так много цветов – и это безумно красиво».

К 19 годам Ксавье Долан закончил сценарий своего дебютного фильма и начал искать деньги для того, чтобы воплотить проект в жизнь. Несколько продюсеров ему отказали, но начинающий режиссер был полон решимость снять свой фильм, поэтому воспользовался собственными средствами и принял финансовую помощь от друзей, которые верили в его успех. Сам Долан выступил не только продюсером, сценаристом, режиссером и художником картины, но и исполнителем главной роли. Фильм «Я убил свою маму» был выпущен в 2009 году, положив начало потрясающе продуктивной карьере Ксавье Долана (читайте также: «Золотой стандарт: 10 лучших фильмов Каннского фестиваля последних лет»).

Спустя год выходит картина «Воображаемая любовь», в центре сюжета которой история о любовном треугольнике из двух парней и одной девушки. На Каннском фестивале фильм получает не только высокие оценки кинокритиков, но и приз Prix Regard Jeune. В 2012 году третья режиссерская работа Ксавье Долана («И все же Лоранс») вновь потрясает Канны. Чуть прохладнее киноиндустрия принимает «Тома на ферме»  – единственный на тот момент фильм Долана, который был снят не по авторскому сценарию. Однако уже в 2014 году молодой режиссер реабилитируется сполна: его пятая по счету картина «Мамочка», повествующая о сложных взаимоотношениях матери и сына-подростка, получает «Золотую пальмовую ветвь» на Венецианском кинофестивале.

Помимо прочих заслуг фильма кинокритики также отмечают, что «Мамочка» стала первой картиной Ксавье Долана, снятой не на ЛГБТ-тематику. Режиссер реагирует на это такими словами: «Гомосексуальность не определяется фильмами или персонажами. Это то же самое, как быть, например, темнокожим или евреем».

Принимая во внимание поразительную работоспособность и продуктивность молодого канадского режиссера, создавалось впечатление, что внутри у него постоянно работает моторчик, который дает энергию жить и снимать новые работы с удивительной скоростью. За пять лет он выпустил целых пять фильмов, ни один из которых нельзя назвать «халтурой». Актриса Мония Чокри, которая снялась в фильмах Долана «И все же Лоранс» и «Воображаемая любовь», говорит о нем так: «Он может записать закадровый голос, посетить бизнес-ланч, посмотреть фильм, получить награду, утешить друга, гулять всю ночь, лечь спать в семь утра, встать через час, написать сценарий и подать заявку на финансирование своего следующего фильма – и все это за 24 часа!».

И такой ритм жизни, судя по всему, подходит Ксавье Долану. «Я не чувствую, что заставляю себя работать или делаю над собой усилие, – говорит он. – Я делаю что-то только тогда, когда чувствую, что это мне необходимо. Необходимость создавать становится чем-то вроде “зуда” на коже, и вам нужно ее почесать». Однако завершив свой пятый фильм, Долан понял, что может взять небольшой тайм-аут: «После выпуска “Мамы” впервые за долгое время я действительно не чувствовал этой потребности. Не было такого проекта, в который я мог бы вложить себя до такой степени, что был бы готов пожертвовать дружбой, отношениями или своим здоровьем, как я делал в прошлом».

Однако в голове у режиссера уже начали рождаться новые идеи, которые вскоре обрели форму – в 2016 году свет увидел фильм о встрече смертельно больного писателя с семьей «Это всего лишь конец света», который собрал звездный актерский состав, в числе которого были Гаспар Ульель, Марион Котийяр и Венсан Кассель (читайте также: «Венсан Кассель: “Правда жизни ─ зарабатывать, размножаться, не капризничать и не хандрить”»). Параллельно с этим Долан начал работу над еще двумя проектами – «Матиас и Максим» и «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована». В то время как первый из них еще не добрался до российского проката, второй можно будет посмотреть в кинотеатрах уже с 15 августа.

«Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» – первый американский фильм Ксавье Долана, работа над которым заняла практически три года. Фильм рассказывает о знаменитом актере, который вступает в переписку с 11-летним мальчиком, и постепенно их жизни переплетаются, хотя сами герои не сразу это понимают. Они живут в двух разных мирах, но их объединяет та борьба, которую они ведут на разных фронтах. Актер становится заложником своей популярности, балансируя на грани того образа, каким его хочет видеть мир, и той личности, которой он в действительности является. Мальчик проходит сложный этап взросления и учится на опыте тех взрослых, которых видит перед собой, – в частности, единственного друга, которого он обрел по переписке. Это фильм о том, как важно оставаться собой, что бы с тобой ни происходило, каким бы агрессивным ни казался окружающий мир. Потому что это единственно верный путь.

Главные роли в картине исполнили Кит Харингтон, Джейкоб Тремблей и Натали Портман, а в эпизодических ролях появляются Бен Шнетцер, Тэнди Ньютон, Сьюзен Сарандон, Майкл Гэмбон и Кэти Бейтс.

«Это зловещий и в то же время очень живой и яркий взгляд на шоу-бизнес сегодня, – говорит о своем фильме режиссер. – Речь идет об огромной звезде, секс-символе, “иконе” для индустрии, общественности и средств массовой информации, чья переписка с подающим надежды одиннадцатилетним актером становится публичной. И растет общественное возмущение, которое затронет каждого из них. Я намерен отразить популярность и то, как СМИ манипулируют общественным сознанием. [Поговорить о] конфиденциальности и о том, как семья знаменитостей реагирует на их славу».

Любопытен также тот факт, что сам Ксавье Долан, будучи 8-летним мальчиков, написал письмо Леонардо ДиКаприо. «Знаете, я писал много фанатских писем, – рассказывает он. – Я писал Дэнни Де Вито, Сьюзен Сарандон, Селин Дион, Алиссе Милано, актрисам из “Зачарованных” и “Баффи – истребительницы вампиров”». Ни от кого из них он не получил ответа.

Однажды, оглядываясь назад, Ксавье Долан сказал, что немного сожалеет о том, что ему не довелось испытать непринужденной студенческой жизни, когда вы просто плывете по течению и занимаетесь всякой ерундой, ведь впереди – целая жизнь. Но сейчас режиссер не намерен останавливаться и отдыхать. «Понимаете, я слишком этого боюсь, – признается он. – Как будто мы сами не видим, как мир ускользает из-под наших ног. Люди ослеплены своей деловой жизнью, своими личными потребностями, своей карьерой и не могут понять, что мы являемся свидетелями конца той цивилизации, которая существовала раньше. Если вам еще не 85 лет, то, наверно, стоит об этом всерьез задуматься. Значит, нужно продолжать двигаться вперед еще быстрее. Постараться сделать фильмы, которые вы хотели снять, пока это еще возможно. Не надо ждать, пока что-то изменится. Это как навязчивая идея. Я не знаю, в каком мире мы будем жить через пять лет, поэтому мне действительно нужно снимать свои фильмы сейчас. Хотя бы потому, что мир может завтра прекратить свое существование».

В материале использованы фрагменты интервью изданий ,  и .

Фото: Кинопоиск, Instagram, Getty Images

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: