Домой Развлечения Без права на самооборону: почему давшие отпор преступникам оказываются за решеткой

Без права на самооборону: почему давшие отпор преступникам оказываются за решеткой

13259

Вопрос для России не праздный. Очень часто получается так, что правонарушитель совершивший нападение и получивший по заслугам, становится потерпевшим, а гражданин защищавший семью, имущество или собственную жизнь, отправляется в тюрьму на очень длительный срок.

Смотреть все фото в галерее

История современной России полна случаев, когда гражданин после нападения дважды становился жертвой — нанеся увечья преступнику, он получал срок больший, чем сам грабитель. Ежегодно суды рассматривают по 700-800 дел по убийству или нанесению тяжкого вреда здоровью при самозащите. Оправдательных приговоров — единицы. В 2019 году, например, их было всего четыре.

О том, отчего так происходит и что с этим делать, поговорим в конце поста. А пока, послушаем совсем недавние истории потерпевших, которые защищая собственную жизнь и имущество, с точки зрения закона стали преступниками.

1.

В октябре 2020 года Эдуард Соломачев из Черногорска (Хакассия) купил дом. Как-то поздним вечером, он возился с сантехникой и почувствовал, что в ванной стало холодно и отправился топить котел. Щепки для него колол киркой, топора у него не было. В этот момент он услышал, что у ворот остановилась машина, вышел из заднего двора на веранду и увидел незнакомого человека.

«Я закричал. Вор побежал в мою сторону, схватил меня, начал пинаться. В руках у меня была кирка — я ударил наотмашь», — рассказал Эдуард.

Мужчина уверял следователей, что ударил грабителя всего один раз, после чего кайло переломилось, а преступник находился в сознании.

Мы упали на пол: он — внизу, я — сверху. Только благодаря этому я смог его придавить, зафиксировать руки. К слову, даже обездвиженный, он пытался откусить мне палец

Справившись с преступником, Соломачев вызвал полицию. Приехавшие через 10 минут оперативники сразу узнали в нападавшем злобного грабителя-рецидивиста Рамиля Бикташева. Который в колониях провел добрую половину жизни.

Бикташева забрали полицейские и Соломачев уже начал забывать о неприятном инциденте, но через 5 (!) месяцев, в марте нынешнего года, на него завели уголовное дело по статье 111 УК («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»).

Экспертиза, проведенная спустя месяц после инцидента, показала, что Эдуард Соломачев повредил Бикташеву лобную кость. При этом потерпевший пострадал и сам — после столкновения с грабителем у него диагностировали разрыв менисков и повреждение колена.

Просил следователя объяснить, какой умысел может быть у человека, на которого напал грабитель. Спрашивал, почему в моих действиях не усмотрели хотя бы 114-ю статью — «Причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов обороны». Ответ был один: «суд разберется

В ОМВД по Черногорску объяснили, что изначально завели дело на Бикташева. А после того, как выяснили, что он получил тяжелые травмы, возбудили второе дело — уже на хозяина дома. При этом в полиции уверяют, что учли вынужденную самозащиту пострадавшего.

Начальник следственного отдела Анна Садовая:

Действия при защите неприкосновенности жилища должны быть соразмерны угрозе

При этом она подчеркнула, что в ходе расследования классификация преступления еще может поменяться. А если нет, то Эдуард может отправится в колонию на срок до 8 лет.

Самое смешное, что выйдя из больницы, «потерпевший» Бикташев принялся за старое и промышлял мелкими кражами. В январе он украл 3200 рублей, акустическую колонку из гаража и вторгся в дом юриста. Сейчас его судят сразу по нескольким эпизодам.

2.

32-летний отец троих детей Александр Козаков уже пятый месяц находится в СИЗО. Его обвиняют в убийстве (ст. 105 УК) и ему грозит до 15 лет лишения свободы за защиту семьи от пьяного мужчины, который вломился в его дом.

Инцидент произошел в новогоднюю ночь в поселке Восход (Тамбовская область). Отметив праздник семья Козаковых отправилась спать. Однако посреди ночи их разбудил яростный стук по окнам. Это пьяный сосед Юрий Есин потерял сестру, подумав, что она забежала на огонек к Козаковым.

Муж сказал, что у нас никого нет. Но Юрий не унимался — пытался попасть в дом. Когда уходил, бросил вслед: «Жди, сейчас придем и будем вас на попкорн резать

Через 15 минут буйный сосед вернулся вместе с племянником. Они выломали калитку и принялись тарабанить чем-то тяжелым по дверям.

«Говорит: «Мама, там кто-то идет, уже калитку вынесли…» Я пока передавала ей младшую, услышала, как выбивают дверь чем-то тяжелым, как стекла затряслись»

Отец семейства взял со стола нож и пошел встречать «гостей». При этом он уверяет следствие, что не собирался пускать холодное оружие в ход — и взял его для устрашения. Но открыв дверь, он тут же получил кулаком по лицу от Есина.

Мой подзащитный не отрицает: в ответ резко взмахнул рукой, чтобы оттолкнуть оппонента. Однако умышленно удар не наносил. Если бы хотел убить, мог бы ударить еще раз

Все произошло на пороге дома Козаковых

Раненого тут же занесли в дом и пытались помочь, пока скорая ехала в отдаленный поселок. Однако Есин скончался той же ночью в больнице.

Адвокат Козакова настаивает, что у Козакова были все условия для необходимой обороны — нападавших было двое.

И у них был предмет, который можно использовать в качестве орудия нападения. Согласно материалам дела, при осмотре места преступления нашли металлическую трубу. Александр видел ее в руке погибшего

Однако управлении СК России по Тамбовской области говорят, что ни следов крови, ни отпечатков пальцев на трубе они не обнаружили. И вроде как она оказалась на месте преступления случайно, в руках ее никто не держал.

В СК уточняют, что реакция Александра Козакова была несоразмерна угрозе — непрошенные гости хоть и пришли вдвоем, но вместе не нападали, были безоружны и дверь не ломали, а просто дергали за ручку.

Обратите внимание: обвиняемый попал именно в грудную клетку погибшему. А после двинулся с ножом на племянника

И судя по тому, как развивается дело Александра Козакова, скорее всего, он отправится в колонию на длительный срок.

3.

Есть, конечно, и положительные истории. В 2016-ом житель Новосибирска Виктор Гончар нечаянно убил обидчика дочери. Девочка открыла дверь незнакомому человеку, который тут же схватил ее за руку. К счастью, Виктор был дома — он вытолкал пьяного мужчину за дверь и избил. В результате тот скончался от разрыва печени. Виктора приговорили к 7 годам тюрьмы строгого режима. В его защиту подавались петиции, писались просьбы и жалобы во всевозможные инстанции. И в итоге Верховный суд отменил приговор. Правда, Гончару все же пришлось отсидеть целый год.

4.

В 2018 году дело бизнесмена Евгения Дедадина из Бугульмы прогремело на всю страну. В его коттедж проникли двое грабителей в масках. Угрожая пистолетом, они связали хозяина дома, его приятеля и жену. Евгению удалось вырваться и убежать на кухню, где он схватил два ножа и принялся отбиваться от преступников. В итоге убил обоих. Его, как и полагается, сразу же обвинили в превышении пределов обороны. Но через некоторое время прокуратура сняла обвинение, признав действия Дедадина законными.

В защите себя, семьи и имущества нет ничего противозаконного. Но проблема кроется в ст. 37 УК РФ, точнее в ее правоприменении. Закон сам по себе прекрасен, если бы ему следовали. Например, во втором пункте говорится о внезапном нападении — в этом случае никакого превышения пределов самообороны быть не может, так как жертва не успела оценить ситуацию. А в третьем пункте и вовсе сказано, что потерпевший не обязан ждать полицию, забаррикадировавшись в доме, пока ломятся в двери, и может воспользоваться правом на самооборону. Но красиво было на бумаге…

В 2012 году Верховный суд разъяснил статью, как применять статью о необходимой обороне. В постановлении пленума в частности говорится, что »

следует принимать во внимание время, место, обстановку и способ посягательства, а также эмоциональное состояние оборонявшегося».

Но следователи этим не занимаются. Им проще зафиксировать убийство и вред здоровью, возбудить уголовную статью, а дальше — суд разберется.

«Зачастую правоохранительные органы трактуют постановление пленума Верховного суда как им удобно. Если ситуация в этом документе не прописана, необходимую оборону не признают никогда», — уверен адвокат Алексей Паршин.

Юрист подчеркивает, что менять статью под каждый конкретный случай невозможно, но следует добиваться правильного применения закона о самообороне и разрешить рассматривать такие дела присяжным, что обеспечит более качественное предварительное расследование.

Надо сказать, что неработающее законодательство в сфере самообороны не раз предлагали изменить. В 2019 году депутаты от ЛДПР разработали законопроект о презумпции невиновности человека, который отразил нападение. Владимир Жириновский тогда приводил в пример американскую «доктрину крепости», согласно которой жилье считается неприкосновенным, и хозяин вправе даже убить грабителя.

Но в Госдуме инициативу не поддержали, сетует один из авторов законопроекта Ярослав Нилов:

Одним из аргументов было то, что за самообороной будут скрывать преступления на бытовой почве. Например, один человек зарезал другого в состоянии алкогольного опьянения, а потом заявил, что вынужден был так поступить

История современной России полна случаев, когда гражданин после нападения дважды становился жертвой — нанеся увечья преступнику, он получал срок больший, чем сам грабитель. Ежегодно суды рассматривают по 700-800 дел по убийству или нанесению тяжкого вреда здоровью при самозащите. Оправдательных приговоров — единицы. В 2019 году, например, их было всего четыре.

О том, отчего так происходит и что с этим делать, поговорим в конце поста. А пока, послушаем совсем недавние истории потерпевших, которые защищая собственную жизнь и имущество, с точки зрения закона стали преступниками.

В октябре 2020 года Эдуард Соломачев из Черногорска (Хакассия) купил дом. Как-то поздним вечером, он возился с сантехникой и почувствовал, что в ванной стало холодно и отправился топить котел. Щепки для него колол киркой, топора у него не было. В этот момент он услышал, что у ворот остановилась машина, вышел из заднего двора на веранду и увидел незнакомого человека.

«Я закричал. Вор побежал в мою сторону, схватил меня, начал пинаться. В руках у меня была кирка — я ударил наотмашь», — рассказал Эдуард.

Мужчина уверял следователей, что ударил грабителя всего один раз, после чего кайло переломилось, а преступник находился в сознании.

Мы упали на пол: он — внизу, я — сверху. Только благодаря этому я смог его придавить, зафиксировать руки. К слову, даже обездвиженный, он пытался откусить мне палец

Справившись с преступником, Соломачев вызвал полицию. Приехавшие через 10 минут оперативники сразу узнали в нападавшем злобного грабителя-рецидивиста Рамиля Бикташева. Который в колониях провел добрую половину жизни.

Бикташева забрали полицейские и Соломачев уже начал забывать о неприятном инциденте, но через 5 (!) месяцев, в марте нынешнего года, на него завели уголовное дело по статье 111 УК («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»).

Экспертиза, проведенная спустя месяц после инцидента, показала, что Эдуард Соломачев повредил Бикташеву лобную кость. При этом потерпевший пострадал и сам — после столкновения с грабителем у него диагностировали разрыв менисков и повреждение колена.

Просил следователя объяснить, какой умысел может быть у человека, на которого напал грабитель. Спрашивал, почему в моих действиях не усмотрели хотя бы 114-ю статью — «Причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов обороны». Ответ был один: «суд разберется

В ОМВД по Черногорску объяснили, что изначально завели дело на Бикташева. А после того, как выяснили, что он получил тяжелые травмы, возбудили второе дело — уже на хозяина дома. При этом в полиции уверяют, что учли вынужденную самозащиту пострадавшего.

Начальник следственного отдела Анна Садовая:

Действия при защите неприкосновенности жилища должны быть соразмерны угрозе

При этом она подчеркнула, что в ходе расследования классификация преступления еще может поменяться. А если нет, то Эдуард может отправится в колонию на срок до 8 лет.

Самое смешное, что выйдя из больницы, «потерпевший» Бикташев принялся за старое и промышлял мелкими кражами. В январе он украл 3200 рублей, акустическую колонку из гаража и вторгся в дом юриста. Сейчас его судят сразу по нескольким эпизодам.

32-летний отец троих детей Александр Козаков уже пятый месяц находится в СИЗО. Его обвиняют в убийстве (ст. 105 УК) и ему грозит до 15 лет лишения свободы за защиту семьи от пьяного мужчины, который вломился в его дом.

Инцидент произошел в новогоднюю ночь в поселке Восход (Тамбовская область). Отметив праздник семья Козаковых отправилась спать. Однако посреди ночи их разбудил яростный стук по окнам. Это пьяный сосед Юрий Есин потерял сестру, подумав, что она забежала на огонек к Козаковым.

Муж сказал, что у нас никого нет. Но Юрий не унимался — пытался попасть в дом. Когда уходил, бросил вслед: «Жди, сейчас придем и будем вас на попкорн резать

Через 15 минут буйный сосед вернулся вместе с племянником. Они выломали калитку и принялись тарабанить чем-то тяжелым по дверям.

«Говорит: «Мама, там кто-то идет, уже калитку вынесли…» Я пока передавала ей младшую, услышала, как выбивают дверь чем-то тяжелым, как стекла затряслись»

Отец семейства взял со стола нож и пошел встречать «гостей». При этом он уверяет следствие, что не собирался пускать холодное оружие в ход — и взял его для устрашения. Но открыв дверь, он тут же получил кулаком по лицу от Есина.

Мой подзащитный не отрицает: в ответ резко взмахнул рукой, чтобы оттолкнуть оппонента. Однако умышленно удар не наносил. Если бы хотел убить, мог бы ударить еще раз

Раненого тут же занесли в дом и пытались помочь, пока скорая ехала в отдаленный поселок. Однако Есин скончался той же ночью в больнице.

Адвокат Козакова настаивает, что у Козакова были все условия для необходимой обороны — нападавших было двое.

И у них был предмет, который можно использовать в качестве орудия нападения. Согласно материалам дела, при осмотре места преступления нашли металлическую трубу. Александр видел ее в руке погибшего

Однако управлении СК России по Тамбовской области говорят, что ни следов крови, ни отпечатков пальцев на трубе они не обнаружили. И вроде как она оказалась на месте преступления случайно, в руках ее никто не держал.

В СК уточняют, что реакция Александра Козакова была несоразмерна угрозе — непрошенные гости хоть и пришли вдвоем, но вместе не нападали, были безоружны и дверь не ломали, а просто дергали за ручку.

Обратите внимание: обвиняемый попал именно в грудную клетку погибшему. А после двинулся с ножом на племянника

И судя по тому, как развивается дело Александра Козакова, скорее всего, он отправится в колонию на длительный срок.

Есть, конечно, и положительные истории. В 2016-ом житель Новосибирска Виктор Гончар нечаянно убил обидчика дочери. Девочка открыла дверь незнакомому человеку, который тут же схватил ее за руку. К счастью, Виктор был дома — он вытолкал пьяного мужчину за дверь и избил. В результате тот скончался от разрыва печени. Виктора приговорили к 7 годам тюрьмы строгого режима. В его защиту подавались петиции, писались просьбы и жалобы во всевозможные инстанции. И в итоге Верховный суд отменил приговор. Правда, Гончару все же пришлось отсидеть целый год.

В 2018 году дело бизнесмена Евгения Дедадина из Бугульмы прогремело на всю страну. В его коттедж проникли двое грабителей в масках. Угрожая пистолетом, они связали хозяина дома, его приятеля и жену. Евгению удалось вырваться и убежать на кухню, где он схватил два ножа и принялся отбиваться от преступников. В итоге убил обоих. Его, как и полагается, сразу же обвинили в превышении пределов обороны. Но через некоторое время прокуратура сняла обвинение, признав действия Дедадина законными.

В защите себя, семьи и имущества нет ничего противозаконного. Но проблема кроется в ст. 37 УК РФ, точнее в ее правоприменении. Закон сам по себе прекрасен, если бы ему следовали. Например, во втором пункте говорится о внезапном нападении — в этом случае никакого превышения пределов самообороны быть не может, так как жертва не успела оценить ситуацию. А в третьем пункте и вовсе сказано, что потерпевший не обязан ждать полицию, забаррикадировавшись в доме, пока ломятся в двери, и может воспользоваться правом на самооборону. Но красиво было на бумаге…

В 2012 году Верховный суд разъяснил статью, как применять статью о необходимой обороне. В постановлении пленума в частности говорится, что »

следует принимать во внимание время, место, обстановку и способ посягательства, а также эмоциональное состояние оборонявшегося».

Но следователи этим не занимаются. Им проще зафиксировать убийство и вред здоровью, возбудить уголовную статью, а дальше — суд разберется.

«Зачастую правоохранительные органы трактуют постановление пленума Верховного суда как им удобно. Если ситуация в этом документе не прописана, необходимую оборону не признают никогда», — уверен адвокат Алексей Паршин.

Юрист подчеркивает, что менять статью под каждый конкретный случай невозможно, но следует добиваться правильного применения закона о самообороне и разрешить рассматривать такие дела присяжным, что обеспечит более качественное предварительное расследование.

Надо сказать, что неработающее законодательство в сфере самообороны не раз предлагали изменить. В 2019 году депутаты от ЛДПР разработали законопроект о презумпции невиновности человека, который отразил нападение. Владимир Жириновский тогда приводил в пример американскую «доктрину крепости», согласно которой жилье считается неприкосновенным, и хозяин вправе даже убить грабителя.

Но в Госдуме инициативу не поддержали, сетует один из авторов законопроекта Ярослав Нилов:

Одним из аргументов было то, что за самообороной будут скрывать преступления на бытовой почве. Например, один человек зарезал другого в состоянии алкогольного опьянения, а потом заявил, что вынужден был так поступить

Следователи тоже считают, что поправки по типу американской «доктрины крепости» будут на руку преступникам.

Этим обязательно воcпользуются из мести. Пригласил домой обидчика, застрелил и сказал, что тот к тебе ворвался

Однако адвокат Алексей Паршин уверен, что если бы следователи грамотно работали, то такие случаи можно свести к минимуму — ведь первым, что должны проверять специалисты на месте преступления — это не было ли инсценировки.

Ну, а пока следствие не принимает в расчет, что человек защищался. И справедливости приходится добиваться в суде без присяжных. Где жертва нападения зачастую может лишь надеяться, что статью переквалифицируют на более мягкую.

Источник: porosenka.net

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: